Перейти к верхней панели

1 сутки       Фэнтези
— Не понял… — Только и смог вымолвить он.
Стена была ровной и никаких дверных проемов.
— Блин… Значит портал закрылся… Слава Богу что Саша успела войти в наш мир. Даже не представляю, что бы было с детьми…
Он стоял абсолютно голый бессмысленно уставившись в стену. И если бы он не находился в зазеркалье, то услышал бы дикий вопль. Кричала Саша, когда поняла, что муж остался в другой реальности… и неизвестно увидит ли она его еще когда-нибудь. Она стояла и с ужасом смотрела на часы, которые показывали 00.01.

Он так и стоял бы уперев взгляд в стену пока не окаменел, но тут услышал:
— Ну блин неужели так сложно что-то на себя одеть прежде чем выходить на балкон…
— Наверно с голым задом курить кайфовее
Это был чей-то громкий разговор. Но говоривших он не увидел. Быстро присел за щит и начал одеваться. Дошел до угла, за которым должна была быть лестница.
— Смысла оставаться на этом балконе нет. – Он еще раз глянул на ровную стену, — надо спускаться.
Оказавшись на земле, решил сделать отметку возле дома вместо календаря, что бы не прозевать открытие портала для возврата в свое время. Пошарил ногой в траве стараясь придумать, из чего бы сделать знак…
— О, вот из этого… — Он поднял с земли камень и переложил его на землю вплотную к фундаменту, — завтра добавлю второй камень. Стоп. А вдруг завтра тут все изменится. Надо продублировать календарь на балконе… Взяв еще один камень он залез на балкон и положил его у стены рядом с коробкой.
— Так надежнее будет.
Женя сел на балконную плиту: — И что теперь делать?
Все прежние его походы в этот мир имели хоть какую-то цель хоть небольшую, а теперь…
Так как уже ночь и спешить теперь некуда. Он решил никуда больше не спускаться и лег на балконную плиту подстелив одежду жены.
— Тут безопаснее, — подумал он, прежде чем уснуть.

Из ступора Александру вывел сильный стук в дверь. Барабанили разом несколько кулачков. Подойдя к двери она как бы со стороны увидела свою руку, которая тянулась к крючку взгляд переместился ниже, и она с испугом обнаружила что голая…
Накинув халат, она открыла дверь. Испуганные лица детей: — Мама ты так кричала… Что случилось?
— Женя… папа пропал… — Промямлила она.
— Как это папа пропал? – Коля первым понял всю нелепость данной фразы.
— Ну, то есть его срочно вызвали на службу… Машину прислали. – Одумалась Александра.
Она вдруг почувствовала слабость в коленях и осела на ближайший стул.
— Что же теперь делать? – Только одна эта мысль крутилась в ее мозгу.
— Мама… мама… Мы так испугались… и теперь я спать хочу… — Оля дергала ее за рукав.
— Да …, да … Конечно ложитесь спать я сейчас к вам приду.
Посидев еще минут пять, она вошла в детскую. Оля спала, а Коля смотрел на нее. Взгляд его был тревожным.
— Засыпай… Ночь уже…
Сын уснул прижавшись к ее руке. Она встала и пошла на кухню. На автопилоте сделала себе чай и сидела, размешивая сахар. Чай уже давно остыл, а она все мешала и мешала…

Он очнулся от луча, солнца который, отражаясь от куска стекла «бил» прямо в глаза.
— Откуда здесь стекло? – Подумал Женя, вставая, — я вроде не приносил…
В ярких солнечных лучах дом был светло-серым. Дверей с этого балкона по-прежнему не было. Рядом был еще один дом.
— Наверно оттуда я вчера слышал разговор. – Подумал он и решил спуститься на землю.
Тут было прохладнее. Солнечный свет еще не достиг первых этажей.
Евгений решил сходить к водопаду. Других идей все равно не было. Хоть что-то…
Сначала лес. Днем он был обычным не угрожающим. И не густым совсем. Шум воды заставил Женю улыбнуться. Водопад есть. Еще немного и он вышел на берег озера. Вода не была такой черной как ночью, а прозрачной и чуть зеленоватой. Слева та же скала. Вот она то и была черной и грозно нависала, отбрасывая тень. Солнце вставало позади нее.
— Нет, Сашу надо вести сюда вечером часа за три до заката. Если конечно она теперь захочет выходить в этот мир. – Подумал он и недолго думая, раздевшись, вошел в воду. Берег был пустынным. Рано еще, наверное.
Водопад манил его… Подплыл, поднырнул и оказался за стеклом. Отсюда все казалось расплывчатым и очень красивым в лучах солнца.
Влез на выступ и продолжил наблюдение за блестками и зайчиками там за стеклом. Это как гипноз. Даже не заметил, как уснул.
Сколько спал, неизвестно. Открыл глаза и ему показалось, что что-то изменилось в том мире за «ледяным» стеклом. Сколько не присматривался так и не смог рассмотреть.
— Надо выплыть из своего схрона.
Сделать это решил ближе к скале, что бы ни быть таким заметным, когда вынырнет. Поднырнул и сразу понял. На пляже было много людей.
— В создавшейся ситуации самое простое это прятаться до того момента когда все уйдут, — подумал он, — но очень хочется есть… А где и как? Где брать еду… Милостыню просить…
— Одно ясно. Надо с озера уходить. – Решил он и поплыл к берегу. Пока плыл, глазами нашел свою одежду и скорректировал курс прямо на нее. В двух шагах от его одежды сидела молодая женщина с ребенком.
— Делать нечего. Выхожу! – Решил он и, не прикрываясь, пошел на них. – Пусть думают, что я нудист.
Увидев его, женщина прикрыла рукой глаза ребенку, но своих глаз не отвела. Смотрела прямо на него…
Подойдя к одежде, он поднял ее и пошел к лесу одеваясь на ходу.
Пройдя лес, он вышел к домам. Дома были в основном одноэтажные. Прошелся по улице. И уперся в магазинчик, торчащий прямо на углу.
— Отличное место для магазина. Мимо не пройдешь пересечение двух дорог. – Он стукнул себя полбу, — вот где попрошу работу можно за еду…
Хозяин сначала хотел прогнать Евгения, но взглянув на одежду, отвел в подсобку и сказал навести порядок. Два часа и порядок был наведен. Ну, по крайней мере, так решил он.
— Ну, что ж. – Вошел хозяин магазина, окинул взглядом полки, — пошли.
За магазином были столики типа летнего кафе. Один из столов был накрыт на двоих.
— Садись знакомиться будем. – Толя так звали хозяина, пригласил его жестом.
После первого же стопарика Женя захмелел. Быстро закидывал закуску в рот. Хозяин не мешал. Только после третьей спросил: — Ты кто?
Шестеренки в мозгу Евгения вращались очень медленно со страшным скрипом. Казалось, что и Толя тоже это слышит. Готовой версии у Жени не было поэтому проявив военную хитрость он притворился значительно более пьяным и что-то мямлил про туризм и украденные вещи… Ну не мог же он рассказать про портал и перемещение… Спасло то что Анатолий тоже опьянел и оказался довольно разговорчивым.
За разговорами Женя не заметил, как начал дремать.
Следующая картинка в его памяти: его под руки куда-то ведут.
А дальше сон.

2 сутки           

Проснулся Евгений от того что его кто-то тряс за плечо. И тут неожиданно струя воды прямо в нос. Это неумелое обрызгивание его лица, как распыление ртом при утюжке белья. Неумелое потому что был не веер из большого количества брызг, а струя и прямо в нос.
— Охренел что ли! — Заорал Женя. — Зачем в ноздри то…
Проснулся, однако, моментально. И сел на «своем» ложе.
— Вставай! Работать пора… Если конечно ты хочешь заработать хоть что-то сверх пропитания.
По идее можно было бы и не умываться, водой его уже изрядно полили… Но мысль о том, что на его лице помимо воды чья-то слюна заставила Женю быстро подойти к умывальнику.
— Вот наша форма. Переоденься.
На стремянке висела серая рубашка и темно-синие брюки.
— Ну вот я и приоделся, — Женя глянул на себя в зеркало, — рубаха в плечах маловата… Надо быть аккуратнее.
— А можно хоть кофе глотнуть вместо завтрака? – Намекнул Женя на то, что не мешало бы и перекусить. Про головную боль и опохмел он решил промолчать, мало ли что.
Ответ привел его в замешательство: — А что такое кофе?
Не подумав, спросонья Евгений ляпнул: — Ну или чаю.
Смысл дискуссии до него доходил с большим опозданием ввиду большого количества, спиртного выпитого вчера.
— А что такое чай?
Женя наконец-то понял: — Что-то тут не так. И решил больше вопросов не задавать.
Оглядевшись на ходу, он понял, что ночевал в подсобке на матрасе, кинутом прямо на пол.
— Иди помогаиТъ убираТъ столы, — продавец магазина подтолкнул его к дверям. Хозяина не было. Пришлось выполнить указание. Потерять это место работы, не разобравшись в обстановке, Евгений не хотел.
Работы хватило до самого послеобеденного времени. Наведение порядка в зоне отдыха со столами. Прием продуктов на склад.
Кучу этого всего привезли на телеге запряженной парой лошадей. Только после разгрузки, в которой ему никто не помогал, Женя подумал: — А ведь я ни разу не слышал рева двигателя. Только цоканье копыт иногда. Может в городе это не принято. Все пешком ходят.
Впрочем, пару велосипедистов он видел. Велосипеды были старого образца. Годов 60-х на его взгляд.
Есть очень хотелось, но никто из работников даже не говорил об этом. Молчал и Женя. Он вообще старался не болтать, а больше слушать. Прошло какое-то время и количество обедающих в этом кафе пошло на убыль. Как только расплатился последний клиент, продавец что-то сказал другому работнику и тот исчез на кухне.
— Что стоишь, иди сюда! — Сказала появившаяся в дверном проеме голова. Так как лицо было обращено на него. Женя пошел на кухню.
Обед для работников появился на столе очень быстро. Все сели кушать. Выпендриваться и ждать персонального приглашения для себя желания у Евгения не было никакого, и он, молча сел со всеми. Откуда появился хозяин, он не заметил.
Видимо хозяин спросил у мужиков про него, потому что продавец положил руку на его плечо и улыбнулся. Стол был накрыт отменно. Все, что было в меню. Так как он сам помогал накладывать в тарелки из кастрюль сомнений в том, что это еще никто не ел, не было. Продавца звали Валдис. Второго работника – Юрис. Познакомились, как только Женя утолил голод.
Захотелось спать. Но все встали и приступили к уборке в кафе.
Он опять был занят до самого ужина. Ужинали естественно после ухода последнего клиента. Засиделись последние выпивохи до 23.30. Причем самого последнего попросили оттащить домой Женю. Это никак нельзя было назвать проводами. Хорошо хоть он периодически после встряски поднимал голову и: — Вот туда… — махал рукой довольно определенно.
— Уже…
— Что уже пришли?
— Прррроошли
Пришлось возвращаться назад, но не далеко… метров 100.
Как только вошли в калитку, клиент оживился и рванул к двери. Оглянулся и улыбнулся в дверях…
— Что ж сойдет вместо спасибо.
Евгений решил побродить по округе. Раз уж днем это сделать не удалось. Одноэтажные домики. Всего лишь три если так можно сказать высоких. Двухэтажное и два трехэтажных. И ни одной машины. Даже мотоцикла. Городок как бут то вымер. Окна не светились.
Довольно быстро дошел до окраины. Вдали в низине в лунных лучах блестела речушка.
— Прекрасное место для спокойной размеренной жизни. – Со вздохом подумал он.
Описав дугу по одной из соседних улиц, он вернулся в кафе.
Заготовленная версия что, мол, пьяный долго не мог показать, где его дом, не пригодилась. Никто его не спросил. Даже неуютно как-то стало. Они, молча, закончили уборку и Юрис позвал его спать: — Завтра рано вставать…
Постелили ему, а точнее бросили белье на койку в общей комнате на четверых.
— Что ж втроем тут ночевать очень даже ничего… Как Юрис определил на какую койку из двух бросить белье, так и останется загадкой. Но главное, то, что и Женя выбрал бы именно эту койку. Он не любил лежать прямо у входа.
— А смена суток то прошла совсем незаметно, — лежа в постели подумал он, — по всей видимости, сейчас уже около двух часов ночи. Это была последняя его мысль. Он уснул.

В это время, а точнее в эти сутки в той другой реальности Саша закрылась в спальне, как только проводила детей в школу. Хорошо, что их двое и учатся в одной школе.
— Надо придумать, что говорить всем? Куда пропал Женя… По всей видимости он точно не появится неделю. – С этой мыслью она уснула.
Проснулась от шума в коридоре.
— Хорошо, что дверь в комнату не закрыла, а то бы не услышала, когда они придут из школы, и пришлось бы объяснять, почему она проспала весь день.
Быстро накрыла на стол.
— Я так и не придумала что говорить… А придется что-то говорить уже сегодня вечером.
Из задумчивости ее вывел вопрос дочери: — А папа скоро придет с работы?
— Не с работы, а со службы. Сколько можно повторять… — Недовольным голосом прошипел Коля. Это дало ей пару секунд на раздумье.
— Он уехал в командировку. – Ответ родился сам собой внезапно.
Сделали уроки. Потом немного поиграли, и наступил поздний вечер. Дети, а потом и она легла спать.

3 сутки          

Проснувшись, когда остальные еще спали Евгений подумал: — Надо будет поговорить с хозяином. Такой режим беспрерывной работы в кафе и магазине меня не устраивает. Двое суток уже пролетело, а я ничего не узнал ни о месте, где оказался ни даже какой сейчас тут год. Совсем уходить от них, думаю, не стоит. Питание ночлег все-таки чего-то да стоит. Неизвестно что тут вообще…
Звон сотен колокольчиков обрушился на его голову. Это зазвонил будильник. Молоточек с такой скоростью молотил по двум куполообразным яйцам что, Женя аж подскочил. Как два близнеца из ларца соседи по комнате вскочили с коек.
— Да что тут за люди… Вскакивают не завтракают… Да и не устают вроде как… — Про себя подумал Евгений.
— Блин. Эта трехдневная небритость, — глянул на себя в зеркало, — хозяин ничего не говорит, … значит пока терпимо.
Умывшись, вошел в комнату: — Что за шипение…
На плите у печки шипел чайник.
— Может и чай… — Женя мысленно осекся, — ах да, про чай они не знают. Ну, посмотрим, что будет.
Юрис нарезал хлеб и сыр, стоя у стола.
— Ну, слава Богу… а то думал опять на голодный желудок до обеда скакать придется… — повеселел он.
Перед ним поставили кружку с темным напитком. Хлеб и сыр был очень вкусным. Когда напиток чуть остыл Женя отхлебнул: — Чай… Правда вкус немного не такой. Но пить можно.
— Что это? – Спросил он у ребят.
— Отвар.
— Ну, пусть будет отвар. Надо не забыть…
Встали… Помыли кружки и вышли. Женя за ними. Они на кухню, а ему было указано на уборку в открытом кафе. За ночь налетело много листьев и другого мусора.
Едва он закончил подметать, как появился хозяин.
— Анатолий мне с вами необходимо поговорить.
Женя изложил ему все свои просьбы, а также попросил рассчитываться с ним ежедневно, если это возможно. Так как ему необходимо купить одежду и вообще без денег неуютно…
Решили так: После ухода обедающих клиентов у Жени свободное время до 7 часов вечера. Он так же получил из рук хозяина 200 литов.
Много это или мало гадать не стал.
— Зайду после обеда в магазин и гляну что почем…
За работой время летело незаметно. И вот уже обед. Как и вчера те же четверо заканчивали свое пиршество. Появилось чувство голода. Неизвестно куда исчез Валдис.
Появился он прямо за стойкой как раз, когда последние клиенты подошли расплачиваться.
Только они за дверь и тут как тут Юрис появляется из кухни с первыми тарелками их обеда.
— Ну, прям как фокусники, один исчезает, другой появляется, — улыбнулся Женя.
Пообедав, он отнес свои тарелки на кухню и в дверях сказал: — До вечера ребята. В 7 часов появлюсь. – Отойдя от кафе добавил: — Надеюсь.

Бедной Саше было не так весело.
Дети позавтракав, ушли в школу. Собрав всю свою волю в кулак, она поехала на работу.
Тупо перекладывала бумаги. Удалось только разобраться с ними и упорядочить. Цифрами решила свою голову не грузить. Благо время для составления отчета еще есть.
Возвращаясь с работы домой, у подъезда увидела военный уазик. Навстречу ей появился старший лейтенант тот, которого она уже видела. Он им грузовик для переезда пригнал, а потом и на новоселье был. Правда, как его зовут она, не помнила.
— Здравствуйте Александра. – Подойдя, улыбнулся парень и по ее взгляду сообразив, что она не знает как его назвать сказал: — Я Сергей. Был у вас в гостях…
— Да, я вас помню.
— Евгений не прибыл на службу… Уже второй день. Вот меня и откомандировали узнать, что с ним?
— Давайте пройдем в дом. Не возражаете? – Саша вошла в подъезд. Сергей за ней.
Подойдя к двери, услышали веселые крики и топот. В коридоре и большой комнате дети играли в прятки. В гостях были чужие дети…
— У нас важный разговор. Играйте, но к нам не забегайте. – Саша вошла на кухню.
Обдумывая, как и что ему сообщить она делала вид, что сильно занята приготовлением чая.
— А может вам кофе?
— Нет спасибо чай это хорошо.
Поставив кружки на стол и пододвинув к нему вазу с пряниками, она села напротив.
Он выжидающе молчал.
— Понимаешь… Женя пропал.
Он удивленно вопрошающе уставился на нее: — Это мирный город… Чтоб офицер пропал. Это же ЧП!
— Вы не понимаете. В этой квартире портал в другой мир. Женя вошел в него и пропал…
— Как это портал… Какой портал?
— Пошли, — она направилась к спальне. – Вот за этой дверью портал.
— Стой! – Только и успела крикнуть Александра.
Через 3-4 секунды он вскочил в квартиру. На плечах его был снег.
— Там, там, там… — Повторял он, указывая на улицу.
Отвернувшись, она протянула ему халат. Ничего не понимая Сергей прикрылся им: — Как ты это… Это что?
— Это и есть портал. Проходишь только голым, и там все другое… — она улыбнулась.
— Но я только вышел и вот… — Он сел на стул, — и что командованию докладывать?
Он почесал затылок: — А он вообще вернется?
— Должен на седьмой день.
— Ладно. Скажу, что он болен. Аллергия. Опух, лежит и встать не может. – А как же мне ехать? – Он глянул на халат.
— Вот примерь это старая форма Жени. Тут еще погоны старшего лейтенанта. Подойдет?
— Можно подумать у меня есть выбор. – Он улыбнулся. – Спасибо я как раз старшой… лэйтэнант.
Когда Сергей уехал, она пошла на кухню готовить ужин.

Выйдя из кафе, Женя пошел влево в ту сторону, где еще не был. Тихая улочка. Одноэтажные домики. С встречающимися людьми он решил не заговаривать. Просто шел и осматривал все вокруг. Надпись «Магазин» не удивила.
— Какой магазин… Чем торгует… Вот зайду и гляну. Надо же прицениться, на что я за сутки заработал.
— Здравствуйте. – Женя стал оглядывать полки магазина.
Кое-где были ценники с целыми числами.
— Значит копеек нет. Что ж смотрим дальше. Не плохая рубашка с длинным рукавом 80, брюки похожие на техасы – 300, туфли на каждый день – 390.
— Что ж… Надо еще работать…
Решил купить рубашку и, уходя, вспомнил про бритье. Станков типа «Шик» с двумя лезвиями как у него дома не было. Пришлось купить станок с металлическим лезвием (100).
— Не опасную же бритву покупать… Мда, маловато я заработал… — почесал затылок Женя.
Продавщица все время подозрительно смотрела на него, не проронив ни слова. Даже на его приветствие, молча, кивнула. Чека или чего-то похожего не дала.
Вернулся в кафе. Надел новую рубашку, и свои брюки на всякий случай. Что бы не испортить выданные. И опять в путь. Прошел мимо магазина. Дошел до окраины. Дальше лес, почему-то огороженный забором типа рабицы и очень высокий, метров 5. Пошел в лево. Местами видел довольно сильные продавленности в сетке, причем со стороны леса. Значит забор от диких животных.
Ничего интересного все однообразно. Женщины и мужчины ковырялись на огородах, не обращая на него никакого внимания. Дорога пошла под уклон, и он вышел к той же речушке. Очень захотелось искупаться. Он хоть и шел в тени, но все равно было жарковато. Из кустов вынырнул на песчаный пляж, обильно освещенный солнцем.
— Опа, а вот и молодежь. С купанием придется повременить. Все в купальниках и плавках. Никакого намека на нудизм. – С досадой подумал Женя. Глянул направо: Сетка уходит прямо в воду метров на 30-40. – Значит зверей боятся основательно.
Решил идти влево. Выбора все равно нет. Вдоль пляжа шла дорожка, выложенная большими бетонными плитами. По ней и пошел. Скоро она пошла вверх и левее к домам пришлось продолжить путь по грунтовой тропе. Вдоль реки прошел около двух километров, и дома слева кончились. Поднялся на пригорок.
Он был на окраине. Справа речка слева дома, а прямо поля, которым не видно конца.
— Ну, в поле то уж точно делать нечего. – Подумал он и пошел к домам. У крайнего дома наткнулся на невысокий заборчик от дома в поле. Первую мысль: — Перелезть.
Отбросил и двинулся левее по ближайшей улице в сторону кафе. Даже скучно стало до чего все однообразно.
— Видимо все строили одни и те же строители, по желанию хозяев используя материалы разного цвета. Правда, крыши у всех покрыты одинаковой красно-коричневой черепицей. Другую не завезли… — улыбнулся он. – Все дома одноэтажные… Тогда почему там откуда я пришел многоэтажки? Надо будет завтра проверить. На месте ли еще мой дом.
— Нельзя задумываться посреди улицы. – Решил Женя, еле отскочив от пронесшейся мимо пролетки с одной лошадью, — может я невидимый…
Вдалеке слева увидел кафе и пошел прямо.
— У них, что… Кафе только одно? Тогда почему так мало посетителей? – С этими мыслями он вышел на площадь: Банк, почта, магазин, ресторан, еще магазин, пекарня, перукарня, рюмочная, банк, вино, колбасы, кафе, морожена, магазин, цветы… вот не полный список вывесок на домах представших его взору.
— Так не понятны две вывески к ним и пойду. – Он двинулся к дому с вывеской «Перукарня».
– А… Это парикмахерская. Где-то я это уже слышал… Может на Украине… Вторая вывеска «Морожена» возвещала о том что в доме совсем не то что вы подумали… Там была рыба. Просто несколько букв отвалились. На их месте были только тени: «я рыба». С 20-ю чего-то там деньгами заходить куда-либо не было смысла, и он пошел дальше. И опять домики…
— Похоже, вся культурная жизнь сосредоточена на площади. Домики стали уклоняться влево уступая место полю конца которому не было видно.
Взойдя на пригорок вдали он увидел лес, а правее еще дальше темно серые глыбы домов.
— Там мой дом… — С надеждой Женя пошел влево между домиками по улице. Решил не идти к лесу. Какой смысл.
Зайдя в кафе, глянул на часы, стрелки которых застыли на отметке 5.55.
— Что ж я почти вовремя. Главное что не опоздал.
Быстро переоделся и включился в работу по подготовке к вечернему приему посетителей.

4 сутки.           

Женя чуть не подскочил на кровати.
— Опять этот чертов будильник… — Мысль пришла одновременно с его грохотом. И опять двое из ларца вскочили и вышли из комнаты. Ни потянулись, ни покряхтели… Пока умывался чайник, вскипел. Юрис нарезал хлеб и сыр, стоя у стола. День сурка. Все как вчера. Позавтракали и за работу. Они на кухню, а ему было указано на уборку в открытом кафе. Ну точно «День сурка».

Пикнул будильник. Александра вылезла из-под покрывала. И сразу в детскую: — Оля, Коля вставайте. Бегом умываться.
Коля обогнал Олю пока, она попадала ногами в тапочки: — Ты долго возишься. А я быстро глаза промою и все…
Позавтракав дети ушли в школу. Саша вошла в свою спальню, закрыла дверь и заплакала…
Успокоившись вспомнила, что не мешало бы поехать на работу. На завтрак времени не осталось. Выскочила и как раз успела на автобус.
— А в ту ли я сторону еду? – задумалась она.
Водитель объявил название остановки.
— Правильно еду, — успокоилась.
За рабочим столом сидела как во сне.
— Что с вами? – Наклонилась над ней соседка по кабинету. – Вот кофе… Выпейте.
А через несколько часов: — Вставайте и пошли на обед. Возражения не принимаются. Вам надо развеяться.
За столом Александра призналась, что муж в командировке и она за него очень волнуется. Отсюда и депрессия.
До конца рабочего времени ее новая подруга Надежда еще два раза поила ее кофе.
Подходя к своему дому, она увидела идущую навстречу ватагу ребят. Среди них взгляд выхватил фигурки ее детей, и она остановилась. Не вошла в подъезд.
— Мам, а мы думали, что вас с папой опять…, то есть тебя долго не будет и пригласили друзей к нам. – Оля потупила взор.
— Ну раз пригласили значит, пригласили. – Александра стала подниматься за ними.
— Вот так ослабишь внимание к детям, и они находят тебе замену. Школьные друзья. Например.

Пообедав Женя решил внести изменения в этот день. Переоделся и пошел в направлении своего дома. Дома серой массой виднелись почти на горизонте. Долго шел по полю. Вошел в лес. Вышел и вот они дома.
— Странно. Шел, шел дома все время были далеко. А прошел через лесок и вот они.
Пошел к крайнему справа самому ближнему. Это действительно оказался его дом. Лестница и камень у фундамента все на месте.
— Надо добавить камней. Ведь уже четвертый день. Женя занялся поисками недалеко от дома. Четыре камня нашел очень быстро.
— А зачем мне четыре? Ах, да, еще наверх надо.
Еще один камень нашел быстро. А вот с последним вышла заминка. Сколько ни шарил по траве нету и все…
— Вот блин! – со всего маха ударил носком кроссовка прямо в камень. – Больно же…
Принес его к дому. Решил поменять один из камней возле дома.
— Ну не тащить же этого монстра наверх.
Наверху у ящика все так же лежал оставленный им камень.
— Значит действительно возле места, где была дверь действует какое-то поле и там время не меняется.
Спустился, посидел возле дома.
— Как же не хочется отсюда уходить. – Аж настроение пропало. – Но надо идти… Надо же исследовать все вокруг. Больше половины времени моего пребывания тут уже прошло. Надо торопиться.
Он направился в противоположную сторону от направления на водопад. Домов оказалось довольно много. Как микрорайон. Все какие-то одинаковые.
— Эти дома все не жилые, — пришел он к выводу. И никаких признаков, опровергающих это, не было. Даже следов от подвод. Пройдя последний дом увидел поле. Взобравшись на пригорок обозрел окрестности. Прямо бескрайнее поле, а левее чуть поодаль виднелся лес.
— Все. Дальше идти нет смысла. Поле и поле. Пойду назад к своему дому, а там решу.
Пройдя мимо всех безжизненных домов подошел к своему справа. Только собрался повернуть за угол к лестнице услышал разговор мужчин.
— Пора с кем-нибудь познакомиться. Может узнаю, что тут и как… а почему бы и нет… — Подумав Женя обошел соседний дом с другой стороны и вошел в подъезд.
— Довольно чисто для заброшенного дома. Если не считать толстого слоя пыли. По следам на лестнице поднялся на четвертый этаж. Толкнул не запертую дверь. За столом сидели два мужика каждому за сорок.
— О… Третий! – Гаркнул дальний от двери.
— Третьим будешь? – Спросил второй глянув на Женю мутным глазом.
— А что есть? – Евгений, не дожидаясь приглашения сел на свободный стул.
А как же… — Из-под стола появилась початая бутылка водки. А вот откуда взялся третий стакан Женя не заметил. Выпили и не по одной. Что бы не порвать нить беседы, Женя вбрасывал свои вопросы не слишком часто. По одному. Из беседы он узнал, что когда-то давно сюда приехал сын сбежавшего заграницу богатого дворянина. Купил землю и начал строить тут завод по производству самодвижущихся экипажей.
— Представлля-ЕШь едет каррррета сама, а л-лошадди вперредди нету-ти… — Развел руки в стороны самый разговорчивый Кирилл.
— Я видел эти экипажи в музее. — Чуть не ляпнул Женя. Вовремя осекся.
Так вот он построил эти дома. Пригласил рабочих.
— Вот и мы с Костей перипереехали с сем-Ями. ВсЕЕЕ хоррроШо было. А, Коося… да? Хвамилия у того нууууу этого прав-Та какая-тто сраннная была. Ну никак не тяннннет на русско дворскую – Жаккар. Вот!
А потом появился Гутин какой-то, каким-то образом все это прекратил Жаккара убрали… Все тут прекратилось. Народ начал уезжать. И тут появился Прудинин, построил домики и предложил всем работу. Все, кто согласился работать в сельском хозяйстве остались.
— ФоТ и мы осталиСС… А ккккуда денещься денех то нетуууу. А из этиХ гробоФ всех… выселили-ли. ТепеР у нас тута Ссс-хованка от жеН. МужСкайА берлоха. Вот.
Жене все стало ясно, и он решил задать последний вопрос: — А где он завод то строил?
— А Фон тааа-ма! – Костя махнул рукой в сторону леса и клюнул носом в пол. Табуретка улетела в стену.
— Опа. А там то я еще и не был, — подумал Женя. И тут его осенило: — На работу пора!
Неловко попрощавшись он хотел уйти. Но за ногу его схватил оживший Костя: — А ты это худа? Щиколотку он держал очень крепко. Рабочие сильные руки. Женя сдавил его руку своей рукой да так что Костя заорал и отпустил его ногу.
— Странно. Вроде не сжимал даже. – Подумал Женя уже на лестнице.
Добежав до места вошел в магазин. Подошел к последнему в очереди мужчине: — Скажите который час?
— Около восьми.
Быстро переоделся и вошел в подсобку. Никто его ни о чем не спросил.
— Ну и ладно.

5 сутки. 

        
— «День сурка» продолжается. Опять будильник. Отвар… И на работу. – Женя не спеша встал с койки. — Так же скучно жить… Все время только одна работа. И как ребята выдерживают.
Войдя в подсобку, он потянулся и повисел на перекладине.
Единственное отличие от прошлого дня – Анатолий выдал после окончания работы зарплату. Целых 400 литов это за два дня. Улыбнувшись, он решил посетить магазин на площади.
— Вдруг там дешевле.
Пройдя по улице, он оказался на площади. По старой привычке двинулся к самому правому магазину, тем более что по стечению обстоятельств он был и ближайшим. Вошел. Поздоровался. Магазин оказался продуктовым. Все как в обычном небольшом магазинчике. Все что душе угодно. От хлеба до сыров, колбас и спичек с мылом.
А нужен вещевой магазин. Пошел к следующему. Обувь.
— Уже теплее. Но на ботинки у меня, скорее всего не хватит… — Размышлял Евгений.
А все же, на цены решил глянуть.
— О, а цены здесь значительно веселее чем в том магазине ну и выбор больше. И небольшой отдельчик с кремами и носками и прочим есть. Вот удобные демисезонные полуботинки на все случаи жизни – 260. А в первом магазине похожие были – 390. Но эти мне нравятся больше. – Думал он, выходя из магазина. – Двигаю к третьему.
Вошел: — Ну, вот то, что надо. Любая одежда от плащей до носков.
— Не буду распылять внимание. Брюки. Вот что мне надо. А вот подходящие темно-серого цвета плотные 200 литов. То, что надо. Расплатился.
— Эх… Ну разве так можно… А побеседовать… А поторговаться? – Обиделся продавец.
— Как? А что и торговаться можно? А ценники тогда зачем…
— Вах!
— А может, скинешь чуток за эти брючки? – Среагировал Женя.
— НэА… Опоздал. – Продавец потерял к нему интерес.
Покупатель вышел из магазина и направился в обувной. Померил понравившиеся ботинки.
— Ах, как хорошо они на вас смотрятся. – Похвалила продавщица. Он поставил их на место и направился к выходу…
— Вы, что передумали покупать?
— Литов не хватает. – В дверях ответил он.
— Я могу немного скинуть, — продавщица смотрела на него с надеждой.
— У меня 220 есть.
Она опешила и после минутной паузы: — Ладно, забирайте. – От ее тяжелого вздоха расстегнулась еще одна пуговица на и без того распахнутой блузке. Это не могло остаться незамеченным Евгением.
И тут он почувствовал, что на нем нет трусов. Она была весьма наблюдательным человеком. И покраснела. Но застегивать пуговицы не стала… Объёмная грудь вздымалась от дыхания. 
— И носки, пожалуйста. — Обнаглел Женя.
Она улыбнулась и молча пошла к полкам.
— А трусов у вас нет… Я имею в виду в магазине? — На этот раз покраснел он. 
Продавщица подала ему бумажный пакет с вещами, заговорщически улыбаясь.
— Недостающие деньги я вам занесу, — он принял пакет, — сколько я вам еще должен?
— Ну, раз так 50 с учетом скидки. Я положила по две пары… — Она улыбнулась с надеждой…
— Спасибо. – Он улыбнулся и вышел на улицу.
Оставил покупки в комнате и решительно двинулся в сторону неоконченной стройки.
— Я тут уже пятый день. Не было ни одного дождя. А зелень кругом… и трава зеленая, — может, поливают, — думал он по дороге. Пожилая женщина, сидящая на лавочке, подозрительно смотрела на него.
— Скажите, пожалуйста, как часто здесь бывают дожди? – он подошел к ней.
— Как всегда через ночь. Вот этой ночью был. – Дама аж встрепенулась от неожиданного вопроса.
— То-то утром все мокрое было, — он попытался отшутиться и пошел дальше. А сам подумал: — Вот бы и у нас так было. Ночью дождь который никому не мешает. А днем никакого дождя. Даже зонт не нужен.
Углубленный в мысли он вышел за город (а может это и не город…, поселок, скорее всего). Опять лес. Но он четко знал, что идти надо в этом направлении.
— Стоять! Куда прешь! – из-за дерева вышел мужик метра два ростом и весом под двести килограмм.
— Иду вот туда, — миролюбиво ответил Евгений, и получил удар в ухо. Детские занятия каратэ не прошли даром, и он успел поставить блок. Оказавшись на земле, понял, что его блок запоздал. Но звона в голове не было. Значит, блок все таки сработал, и удар пришелся в него и до головы не достал. Этот «шкаф» просто свалил его своей массой. Женя вскочил на ноги и со словами: — Ты чего… мужик. – Толкнул его в грудь. От простого толчка «шкаф» улетел метра на три и осел, ударившись о дерево.
— Странно… Вроде не сильно толкнул. – Такого эффекта Евгений не ожидал. И когда мужик пошевелился. Женя решил уйти от дальнейших расспросов. Совсем. То есть пошел дальше. Выйдя из леса метрах в пятистах увидел бетонный забор, за которым наблюдались построенные корпуса завода. Полностью готовые они имели непрезентабельный вид. Были заброшенными. Левее он увидел ворота и маленький домик, скорее всего проходную. Туда и пошел.
— А сюда ведет дорога, оказывается… — Он оглянулся, она дугой огибала лес и видимо вела к реке.
Проходная тоже была заброшена. Ворота отсутствовали. Стены корпусов были добротные. Стекла кое-где выбиты. Никакого оборудования внутри не было.
— Или не успели завезти или разворовали. Но скорее всего первое. – Евгений ходил по пыльным плитам заводских цехов. – А продумано было все неплохо. Нет тупиковых зон. Везде могут даже грузовые машины проехать…
Побродив по корпусам которых было два. Он пошел дальше. Увидел ворота и пошел к ним. Они были приоткрыты и Женя беспрепятственно вышел с территории завода.
— Красота! – Вырвался возглас. Солнце освещало огромное озеро. За ним лес и небольшая гора. Правее был песочный пляж. Слева река, а за ней лес. Справа доносился шум.
— Пойду как я туда. У реки то я уже был, — Женя двинулся направо. От ворот, из которых он вышел в том же направлении шла дорога. Дорога, сделанная на века. Из больших бетонных плит.
— А как их сюда привезли? – И тут Евгений вспомнил, что во втором цеху видел какие-то чаны и чаши непонятного назначения.
– Они сами делали плиты из бетона, — сообразил он, — какой же молодец был это заезжий иностранец. Все продумал, организовал. И цеха большие видимо с запасом на большое производство.
Незаметно дошел до платины.
— Да ведь это гидроэлектростанция. И один из блоков работает. И это он питает электричеством поселок. – На всякий случай туда он не пошел. Не хотелось терять время на встречу с охраной. Пройдя еще немного увидел высокий водонакопитель, а с другой стороны тот самый водопад…
Захотелось искупаться. Пробравшись сквозь кустарник, вышел на тот же песчаный пляж.
— Вы опять будете купаться голым? – Улыбаясь, спросила старая знакомая. Евгений опешил и замялся, не зная, что ответить.
— Сегодня можно… — дочь с другими детьми играют далеко там у косы. Ломать свою нудистскую легенду он не стал и вместо ответа сбросил одежду и бегом в воду. Поплавал туда-сюда и решил поднырнуть на свое место под водопад. Шум водопада успокаивал. Женя лег на спину и закрыл глаза.
— А можно я к вам? – Из-под падающей воды рядом с ним вынырнула старая знакомая. Женя опешил второй раз. Закрытое от посторонних глаз со всех сторон место настраивало на интим. Он посмотрел на нее. Вода была слишком прозрачная и нельзя было не увидеть, что на ней нет купальника.
— Я тоже решила стать нудисткой. Принимаете в свою компанию? – Опередила она его вопрос.
Женя опешил в третий раз.
— Почему вы все время молчите?
— Извините мне пора на работу. – Он моментально поднырнул под струи воды и на одном дыхании пролетел метры до берега, а потом галопом в лес.
В след ему смотрела симпатичная незнакомка.

Из задумчивости Александру, возвращающуюся с работы, вывело появление перед ней Сергея: — А я вас дожидаюсь. Я форму принес. Спасибо вам вы меня выручили… Я раньше никак не мог. Служба. – Выпалил он.
— Да ничего. Зайдете чаю попить?
— Конечно… То есть с удовольствием, — покраснел он.
Вставая из-за стола смущаясь, он попросил: — А можно мне выглянуть в портал?
— Не верите… — Александра встала и пошла к спальне, — минутку, пожалуйста, я порядок в комнате наведу.
— Почему же не верю. Просто очень хочется. Я никому не сказал…
— Проходите… — Александра протянула ему халат, — не забудьте раздеться. И вышла из комнаты.
Заглянула в детскую: — Как вы открыли дверь на балкон. Мы же запретили вам без нас выходить на балкон! В ответ молчание и потупившиеся взгляды: — Мы больше не будем… — Дуэтом. 
— Я отверткой открыл… — шепотом признался Коля.
Через пять минут она решила заглянуть в свою спальню: — Сергей сидел в форме на стуле и по его отрешенному взгляду, и улыбке, застывшей на лице она поняла, что он уже вернулся: — Там ничего не видно… Но это здорово! У нас тут теплый вечер, а там зябко и туман типа… а еще перил нет. Я чуть не упал… И трусы пропали… — Он улыбнулся.
Александра повела плечом: — Я же предупреждала.
Смущенный Сергей попрощался и ушел.

6 сутки. 

        
Ну, «День сурка» повторился в точности и опять хозяин в конце рабочего дня выдал ему 400 литов.
— Не плохо! Если так и дальше пойдет. Разбогатею, — улыбнулся Евгений.
Поплескался у умывальника и решил выйти в город во всем новом.
— И кто придумал эти трусы. Без них было удобнее, — Женя покрутился перед зеркалом. – КрасаВЕц!
Идя по улице чувствовал себя как-то по-новому… Не успел даже задуматься как ноги вынесли его на площадь.
— Ноги что умнее головы. Сами помнят, сами несут.
— Надо купить подарок жене.
Прямиком направился в магазин одежды: — Приятно, когда все знаешь и идешь, а не тыкаешься как разведчик. – Улыбнулся он.
В магазине его ждал сюрприз.
Вместо мужика из-за прилавка улыбалась юная девушка. Он так растерялся, что даже она поздоровалась первой, а не он.
Постояв несколько минут, Женя усиленно вспоминал цель своего прихода.
— Ах да. Мне нужен купальник. – И почему-то добавил: — Женский.
— Какой размер? – Улыбнулась девушка. Он задумался, а потом, глянув на нее еще раз, сказал: — Как на вас только на размер больше.
— Где больше? – Продолжала смущать его девушка.
— Ну, пошире… и вот тут побольше, — он хотел показать на ней, но смутился и ткнул себя в грудь.
Девушка была ну очень тоненькая. С ее помощью он выбрал раздельный купальник ярко-оранжевого цвета. Шиковал… Цену даже не спросил. А потом помялся и добавил: — И плавки мне нужны черные или темно синие. Размер 48.
— 48? Это как?
Вопрос девушки поставил его в тупик: — А какая у вас нумерация размеров?
Продавец оценивающе глянула на него: — Я поняла. Сейчас покажу. Пойдемте.
Он выбрал классические плавки цвета ультрамарин.
Заплатив 60 литов, он вышел из магазина. Постоял на крыльце подумал и решил, что яркие привлекающие внимание плавки в его ситуации носить не стоит. Вернулся в магазин и поменял свои яркие плавки на черные: — Не так красиво, зато внимания не привлекают.
Улыбнувшись девушке, направился к другой девушке, которой был должен 50 литов.
— Не люблю быть должен. Когда появляются деньги, сразу отдаю долг.
Удивление на лице продавщицы говорило о том, что она его не ждала. Ну, или, по крайней мере, не ждала так быстро. На этот раз пуговицы на блузке были застегнуты все. Да и блузка была другая…
— Я же говорила, что эти ботинки для вас… — Улыбнулась она, взглянув на него.
Он с улыбкой отдал ей долг.
Проводив его грустным взглядом, она села на стул.
В приподнятом настроении Евгений пересек площадь и войдя в переулок наткнулся на странного субъекта. В странной форме… Но все же в форме. Оглянувшись, увидел, что сзади подходит такой же, но выше ростом. И не спросив документы: — Пройдемте с нами!
— Это ж надо… Как только оделся прилично. Сразу арестовали. Пять дней болтался в обносках и никому не нужен был… — шел и думал Евгений. – Впрочем, у нас тоже на культурных подвыпивших больше клюют.

Несмотря на старания новой подруги, Александра на работе все равно не улыбалась. Работала и все…
Уже почти дойдя до дома она вспомнила про магазин. Повернула и пошла по направлению к продмагу. Ходила от полки к полке и складывала все, что необходимо в авоську.
На удивление дети были одни без друзей. К которым она уже начала привыкать. И о чем-то спорили. Проходя мимо их комнаты, увидела, что они что-то рисуют на одном листе бумаги с двух сторон. Мешать не стала. Вернулась на кухню ужин готовить.
Поужинав, дети как всегда исчезли из кухни.
— А какой сегодня день? – Как током ударило ее, — когда портал может открыться?
— Сегодня шестой день. Значит завтра… ой нет, сегодня ночью после двенадцати… Это же через три часа. – Она глянула на настенные часы. Настроение изменилось. Она заметалась по кухне, наводя порядок. Проходя мимо детской, хотела было заглянуть к ним. Но решила не тревожить детей и им ничего не говорить о возвращении папы.
— Вдруг что-то не так с порталом, — подумала она.
В спальне порядок навела довольно быстро. Прошла по квартире. Все хорошо. Глянула на часы: «22.55». Дети уже спят. Села на кровать. Ее охватила нервная дрожь: — Чем себя занять на этот час?
Взяла книгу… Но читать не получалось. Глаза видели буквы, а смысл до мозга не доходил. Отложила книгу и легла на кровать. – Разглядывать потолок не так уж и увлекательно, … но что делать…
Не вытерпела. Разделась и вышла на балкон.
— Этого вида я не помню… Все очень похоже на окружение нашего дома, но какое-то мрачное. Но точно не такое, как мы к водопаду ходили. Постояла немного и вошла в комнату и опять на кровать. Ждать оставалось еще 25 минут.

Евгения любезно пригласили войти в участок. Шедший впереди остановился и вытянул правую руку, типа пожалуйте сюда. А задний просто подтолкнул грудью… Предбанник и вторая дверь в холл метров двадцать пять. Большие стекла по всей противоположной стене. За стеклом мужчина в такой же форме. Со званием проблема. Не понятно куда смотреть… Первый подошел к стеклу и о чем то поговорил со «стеклом». Евгений услышал только: — Вот зайтра будет начальник пусть он и решает.
Его препроводили в камеру без стены. Вернее стены там были, но только три. При входе решетка с такой же дверью. Навесили замок, и он оказался за решеткой первый раз в жизни.
Через минут пять, так как тот холл был недалеко, услышал раздраженный разговор: — Эти бараны опять притащили какого-то парня… Нет одет он прилично, в чистом… А х…  простите его знает зачем его взяли… Говорят первый раз его видят, а всех тут знают… Понял до утра.
— Как до утра? – Крикнул Женя. Ответа не последовало…
— Знать бы который сейчас час… Значит так – я ушел в три. Так что сейчас около пяти, наверное.
Полежав, глядя в серый потолок, Женя не заметил, как задремал.
Очнулся от криков в холле: — Какого… вы его задержали, раз причин не было…
В ответ невнятное бормотание.
— Молчать! Когда я спрашиваю. И что теперь делать? Я вас спрашиваю.
Евгений понял, что это про него.
— Ну что ж может сейчас разберутся и отпустят…
Наступила тишина. Прошло минут 20 и ничего не происходило…
— Не разобрались. Сидеть мне видно до утра… Совсем не здорово. А вдруг портал после нолей откроется. Саша глянет, а меня нет… Что делать?
Женя встал, подошел к решетке. Никого не было видно.
— Эй, кто-нибудь подойдите, пожалуйста…
Решетка была крепкой из толстых прутьев.
Тишина. Кричал еще и еще… Никакой реакции. Лег на койку. Делать больше нечего.

7 сутки. 

        
Александра вздрогнула. Что-то как будто толкнуло ее. И сразу бросила взгляд на часы – стрелки показывали 12.10.
Горло сдавило: — Жени нет!
Растирая слезы по лицу, она вышла на балкон как была в нижнем белье…
— А тут прохладно. – Подумала она немного постояла обхватив себя за голые плечи.
Ей было абсолютно все безразлично.
— Пусть смотрят, — прошептала она. Но смотреть было некому. Никого не было.
Постояв еще несколько минут, она машинально начала натягивать на себя одежду. Надев кроссовки, стала спускаться по лестнице.
— Куда идти? – Задумалась она, оказавшись на земле. – Надо проверить то ли это время?
… Водопад! – Осенило ее и она пошла в том направлении, где он должен быть. Чем дальше шла тем больше, убеждалась… Все было такое же, как в ее последний поход. Вошла в лес. Пошла на шум… Он нарастал.
— Это точно водопад…
Как только вышла из леса, в лунном сером свете он предстал перед ней во всей красе. Однако на этот раз желания искупаться не возникло.
— Значит это точно, то самое время. Но почему Женя не вернулся? Что с ним? Где его искать? – Вопросы кучей возникали в ее голове. Постояв несколько минут, она села на прохладный песок и заплакала.

Кто-то громко кричал. От этого крика Евгений очнулся и открыл глаза. Не вставая, прислушался.
— А ну кА показывайте, где он!
Голос Евгению показался знакомым. Он сел на койке. Перед решеткой стоял Анатолий: — Ну конечно это мой работник. Немедленно выпускайте!
В ответ невнятное бульканье откуда-то издалека.
— А Тимофею скажете, что я его забрал. Если ему ОН нужен пусть ко мне заедет.
Появился дежурный, открыл камеру и Женя вышел.
— А я, понимаешь ли, думаю… куда пропал? На работу не явился… На ужин тоже… Ну думаю тут что-то не то. Ужин это ж святое… Выпил винца, подбил итоги и двинул сюда. Больше в нашем городе пропасть негде, — подмигнул он Жене. — А ты тут прохлаждаешься…
— У тебя с собой что-то было?
— Да. – Ответил Евгений.
— Где его вещи? Мигом их сюда!
— Пусть чувствуют себя виноватыми. Так надо. – Анатолий опять подмигнул Евгению.
— Везите нас в мой магазин!
— Да не надо… тут идти не далеко, — хотел возразить Евгений.
— Надо… Надо. А то совсем распоясались… Хватают без причины. Даже протокол о задержании не составили!
— Произвол! – нарочно громко сказал он.
Сели в экипаж. На козлы залез здоровяк, видимо он был самым младшим по званию.
— Пусть довезут… — Анатолий уселся поудобнее, — тут, понимаешь ли, такая история… Год назад я тут начальником был… Да вот решил заняться магазином ну и кафе. Служба это очень нервно и напряженно… 
Евгений хмыкнул, но промолчал и только подумал: — Это тут то трудная служба…
— Я в строгости их всех держал. А Тимофей слишком мягок… расслабил их.
Подъехали к магазину.
— Ну, иди, отдыхай. – Анатолий направился в свой кабинет. – Да, на кухне есть что перекусить… Голодный наверно…
Женя тихонько вошел в комнату отдыха. Все спали. Написал записку, что, мол, извиняюсь, спасибо за пристанище. Когда вернусь, все объясню…
Собрал свои вещи и вышел на склад. Быстро переоделся в прежнюю одежду и вышел на улицу.
Луна освещала дорогу.
— Все же в кроссовках бежать удобнее, чем в ботинках. – Подумал он, пробегая мимо последнего домика.
Вдруг из-за куста выскочил мужик: — А-Гаааа… Попал…
Женя снес его не дав договорить.
— Интересно. Я даже не почувствовал… Как буд то он ничего не весил. — Думал он на бегу.

Посидев Саша пошла обратно в лес. Выйдя из него, огляделась: — Куда дальше идти?
Даже взойдя на холмик, посмотрев во все стороны, не смогла найти ответ на этот вопрос… (поселок с маленькими домиками в далекой темноте, не освещаемой луной, она не заметила).
Слева чернели громады домов. К ним и пошла, еле передвигая ватные ноги.
Подойдя к дому и не увидев лестницы. В первое мгновение опешила. Постояла минуту. Вспомнила, что муж оставил крест на их доме и пошла к следующему почему-то к левому. И там креста на стене не было.
— Что-то не так. – задумалась она, — а почему я сюда пошла. Ведь наш дом правее был.
И она пройдя мимо дома к которому пришла первым подошла к своему дому. Крест и лестница были на положенном месте.
— А вдруг он уже дома. Может мы разминулись?… – Она почти взлетела вверх по лестнице. Уже почти вскочив в дверной проем, вспомнила. И быстро скинула с себя одежду.
В спальне никого не было.
— А может он проголодался и на кухне…
Босиком на цыпочках она добежала до кухни… Никого! Только тут она сообразила, что совершенно голая. Быстро пройдя по коридору, вошла в спальню и надела халат. И тут она ощутила полнейшую пустоту… — Что же теперь делать…

Добежав до своего дома Евгений поднялся по лестнице, повернул за угол и …
Саша сидела на ящике почему-то в одних кроссовках. Тушь с ресниц была размазана по лицу. Вскочив она сделала шаг и оказалась в его объятиях. Слезы градом покатились из ее глаз.
— Ну чего ты… чего… Я же вернулся… — Женя немного отстранился, чтобы глянуть в ее глаза. — А я вот подарок тебе принес. Он снял старый потертый мешок отданный ему Валдисом для вещей.
— Вот! — Он извлек из него купальник.
— Какой яркий… Мой любимый цвет. И кто же это такой выбросил?
— Скажешь тоже выбросил… Купил я!
— А деньги на него скажешь заработал?
— А почему нет. Заработал. Вот еще 290 литов осталось.
— Чего?
— Литов, деньги у них тут такие…
— А ты прям вжился уже тут… Бабу случайно себе не завел?
— Да ладно тебе… Ревнуешь? — Женя обхватил ее руками и улыбнулся. Ну ладно пошли в квартиру.
— Нет я сначала померю купальник.
— Ах… Да! Туда же его нельзя…
— Ой. Как раз. — Она покрутилась. И повисла на муже впившись губами в его губы…
— Ну ладно пошли.
Оставив вещи в ящике они вошли в квартиру. Накинув халат она сказала: — Все! Больше никаких походов туда. Я тут извелась вся…


1 комментарий

Нелли · 07.06.2019 в 11:32

Очень интересно! Наверное все люди в душе аферисты,любят что-то остренькое!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.