Перейти к верхней панели

Прошло полгода как я обосновался на острове свободы. О том как мы посещали пляж в летние месяцы я уже писал.
И вот наступило зимнее время, сказать, что наступила зима… никак нельзя.
Вы себе наверное представили снежные сугробы, метель и мороз. Но вы ошибаетесь. На Кубе не бывает снега и морозов.
За наш период нахождения на острове морозов точно не было, а вот был один день, точнее ночь, когда температура воздуха упала до +6 градусов. Я как раз попал на это дежурство. Холод был такой, что зуб на зуб не попадал. Мне всего единственный раз, за это дежурство, пришлось производить обход по постам с необходимостью контролировать не спят ли матросы на своем рабочем месте. Все стучали зубами и кутались кто в чём. А мне, после обхода, кажется Макурин, принес простыню чтоб я укутался. А ближе к утру на пункт управления появился помощник дежурного укутанный двумя одеялами: — Что это было?! Вы, что окна пооткрывали… Дубарь офигенный…
— Что, не отдыхается? Замерз… Окна закрыты, можешь посмотреть.
Вот и весь диалог. Помощника и дежурного.
Дежурство у нас суточное, отдыхать по 4 часа нам положено.
Так вот, до нашего пребывания тут, один был случай: ночью температура упала до +2. Дак тогда среди народа было много обморожений и даже два смертельных случая, если не соврали… Представьте себя в воде с температурой +2… Ведь на Кубе влажность 100%, ну или около того…
Зимой температура воздуха обычно днем — +24 — +27, а ночью — +11 — +15. Ну, а летом +38 — +45, ночью — +25 — +30.

Летом в выходные дни наши семьи вывозили на пляж, а вот зимой… Формально таких поездок не было. Мужиков же, зима ведь, вывозили на грузовиках на зимнюю рыбалку. Вы представили себе рыбацкие сапоги, удочки, снасти и водку… Ан нет. Ничего там и близко не было. В кузов грузили: ласты, маски с трубками, автомобильные камеры, пики, ну и конечно плавки…
Ласты, маски с трубками, плавки, с ними все ясно. Правда маски должны быть не самые простые, а с выемками для носа, для продувания.
Один из товарищей прибыл с простейшей маской (до носа не достать) и проплавал без улова. Зато вернулся из воды самым первым. Загорел и выспался на песке пока мы рыбачили.
Вернемся к оснастке. Следующее — автомобильные камеры и пики… С этим вам необходимо немного познакомиться. Автомобильные камеры, точнее одна камера на каждого. Добывается самолично, кто где смог. Чаще от убывающего в Союз, или за сэрбэсо (пиво), или из автопарка (б/у камера, но не настолько древнюю, чтоб не лопнула, если придется спасаться верхом на ней). Чаще всего это камера от ГАЗ-66. Ну и меня такая же была. К ней еще требовалась сетка, типа как авоська. Поясной ремень и веревка. Веревка толще чем бельевая, длиной метров 6-7. Первые выезды я с собой взял веревку длиной 17 метров. Никто не подсказал какой длины она должна быть. И благодаря ей я узнал, что нырял на глубину 15-16 метров. Нырнул и почувствовал, что кто-то дергает за ремень. Значит камера, как поплавок, не дала идти глубже. Ну да там и делать на глубине нечего. Интересного почти ничего нет. Прохладнее чем на поверхности, и темно как в сумерках. Невзирая на то, что солнце торчит посередине неба.
Пика — это двухметровая трубка желтого металла (похожего на медь) с одной её стороны остриё из биметаллической спицы, а с другой стороны лямка из такой же камеры. Лямка накидывалась на локоть, растягивалась, чтоб потом можно было резко отпустить трубку и пика стреляет врезаясь в рыбу, например.

И так, начинается рыбалка.
За два дня до воскресенья создается список ныряющих.
В 6 часов в воскресенье на условное место прибывает ЗИЛ-130 с кузовом, тентованный. В кузове только лавки для сидения.
Рыбаки уже все готовы. Нормальные жены помогли собраться и самое главное усиленно накормить ныряльщика. Моя жена закармливала меня до упора. Ведь предстояло очень долго быть без еды.
Загрузились и сразу поехали. За все прежние разы никто не опоздал.
Я, как и некоторые из дежурной службы на рыбалку попадал один раз из трех. Дежурства мешали. Поэтому нас никогда не выкидывали из списка. Другие, те которые все воскресенья были свободны, были первыми на выбывание.
Около часа езды и мы прибыли. Выпрыгивали мы быстрее чем вытаскивали всё своё шмотьё. Надутая камера имеет не малый размер, а еще если этих камер штук 15.
Была бы свалка, если бы негласные правила очередности, по старшинству. Мы же военные.
Метров 200 и мы у кромки воды. Район этот называется Гуанабо, где-то 25 километров от Гаваны.


Оснащаемся и все в воду.
Пячусь, в ластах положено входить в воду задом, иначе никак. Под мышкой камера, в руке пика.
Рыбалка началась.

Глава 2.
Вода теплая. Ползу поглубже. На берегу никого, наши не считаются. Для кубашей уже холодно. Поздняя осень, но вода то теплая. А они: «Советико но нормаль!» и ещё жесты руками делают… Типа мы не нормальные. Так говорили они в городке, когда узнавали, что мы купаться в океане собрались.
Резким прыжком разворачиваюсь на 180 градусов и плюх в воду. Все, готов… Пика в руке, камера тащится сзади на веревке, а веревка к поясу привязана. Поправил маску с трубкой и айда. Забурлила вода позади, вы не о том подумали. Это от ласт. Стараюсь побыстрее оторваться от остальных. Что это за рыбалка будет, если все кучей там будут бултыхаться. Отплыл метров на 100. Глубина метра три. Пока плыл, ничего интересного не обнаружил. Начал плавать по поверхности, попой кверху. Только трубка и кусок макушки торчит, да немного ласты.
Увидел горбок на песчаном дне. Нырнул, осторожно взял рукой, вынырнул — это была большая раковина. Но к сожалению брошенная. Скорее всего моллюск бросил ее или погиб… Раковина, без хозяина быстро теряет свою красоту, обрастает водорослями и становится как кусок извести. Из раковины высунулся недовольный рачок, направил на меня клешню. Пусть живёт. Опустил в воду его новое жилище. Рыбалка продолжается.
Первую свою раковину нашел далеко от берега. Она оказалась полу разверткой. То есть моллюск ещё не создал у раковины большой, красивый, розово-малиновый язык. Не возвращаться же мне без улова. А вдруг я сегодня ничего больше не найду. Опустил раковину в сетку.
В воду мы вошли около 8 часов утра. Плаваю более часа. Нашел только ещё одну раковину, но зато довольно большую, развёртку. Медленно продвигаюсь вдоль берега (это так только говорится, берег то далеко, около километра), осматриваю песчаное дно. Голову то вправо, то влево. И вдруг периферийным зрением замечаю что-то чёрно-серебристое. Поднимаю голову — барракуда. Хоть никогда ее не видел, но почувствовал — это она.
Мужики рассказывали, что до моего приезда, один майор встретился с парой барракуд. Плыл себе, плыл. Головой по сторонам не крутил. Только под себя смотрел. Греб ластами и видимо стукнул ее ластой, а она в отместку хватанула его за ногу. Он понял, дела плохи. Кровь пошла. Сейчас на кровь их станет много. Отогнал от себя ее и решил залезть верхом на камеру, чтоб не касаться воды. Так и сделал. Но в сетке раковины и они тащат камеру ко дну. Он все равно в воде. Барракуда чуть не хватанула его за пятку. Спрыгнул с камеры и стал выгружать раковины из сетки. Вторая раковина чуть не попала в барракуду и она, испугавшись, отпрянула, но не ушла. Тогда он стал раковинами кидать в нее. Хитрая, она отходила и возвращалась. Раковины кончились, так и не попав в нее. Глядь, а их уже две… Рана кровоточила орошая ногу бледно красным туманом. Вторая попытка залезть на камеру была более удачной. Барракуды кружили вокруг камеры. Поняв, что просто так барракуды не уйдут, их скоро станет ещё больше, он начал руками грести в сторону берега. Потом взял в руку маску, работа пошла быстрее. Но всё-таки камера плыла медленно. Капли крови, капая расплывались в воде. Сообразив, он снял свой ремень и перетянул ногу. Через пару минут барракуда, почуяв кровь на камере, вознамерилась укусить ее. — Только не это, — решил он и ткнул пикой в барракуду. Не попал. Смыл кровь с камеры. Надо плыть. Вокруг никого. Все на поиске… Над водой никого не видно. А до берега ещё метров сто. Борьба за жизнь продолжалась… Барракуды ушли только, когда камера коснулась прибрежного песка.
Барракуда, типа щуки, но намного больше и пасть на треть ее, по крайней мере мне показалось. Направляю на нее пику. И мысли даже нет. Не пытаюсь в нее попасть. Убить не убью, а раненая она станет еще злее… Кручу головой, а пику все время направляю на барракуду. А она все кружит. Решил, что пора лезть на камеру, благо сетка почти пустая. Начал взбираться на камеру. Аккуратно, чтоб не пугать ее. Удалось не здорово как-то. Пузо на камере, а голова и ласты в воде. На секунду отвлекся от наблюдения за барракудой и вот… Гляжу во все стороны… И под ластами. Нет ее. По озирался ещё пару минут. Нету. Подняв голову увидел в метрах пятидесяти фонтанчик воды. Кто-то вынырнув, продул трубку. Живём… Ещё осмотрел окружающую меня подводную стихию. Ну раз ее нет, то хватит камеру мять. Ковырнулся в воду. Решил сориентироваться. Если берег был слева, то продолжу в том же направлении.

Глава 3
Далее свое повествование я поведу, так сказать, собирательно. Что бы читателю не показалось, что все, что далее будет рассказано произошло за один день.

Я медленно продвигался находясь на глубине, достаточной для того, что бы иметь большой угол обзора. Еле шевеля ластами. Плывешь себе, голову то вправо, то влево. Ничего интересного не замечаю. Песок резко поднялся вверх, как будто там была яма, а теперь я над возвышенностью. Остановился, поднял голову, чтоб что-то увидеть выше уровня волн. Рядом никого. Никто не подплывает, не спрашивает: — Ну как, много наловил? Красота. Продолжая медленно плыть опускаю голову, собираюсь осмотреться и тут: Прямо подомной что-то темнобурое. Подумал камень. Остановился, стал разглядывать — манта! Огромная прямо подомной. Метра три, считая без хвоста. Лежит себе на песке. Греется, наверное, на солнышке, а тут я… Нарисовался. До нее метра полтора. — Вот махнет хвостиком… И нету меня. Долго меня будут искать. Да и нескоро начнут. Солнце ещё высоко. — Сообразил я. И начал почти не шевеля ластами отползать вправо… Некогда думать: — Электрическая она или нет… Отполз. А когда она скрылась из виду отдышался… Пронесло…
Некоторое время просто плыл невзирая вокруг. Да и ничего интересного не увидел.
Думал где лучше искать, на глубине или на 3-х метрах от уровня поверхности. Решил поискать тут, на мелководье. Благо тут и мелко, и до берега не близко, метров 600. Ещё минут тридцать и подцепил рапан. Сантиметров 30 от острия до края. Большая развёртка. Просто: увидел, нырнул, взял и всплыл на поверхность. Очень просто. Сложнее найти. Опустил раковину в сетку. Дальнейшее плавание принесло свои плоды. Ещё развёртка, да ещё какая: чуть меньше, но с очень красивым языком. Почти малиновым. Таких я ещё ни у кого не видел.
Всего за день нашел шесть штук. Солнце начало клониться к закату. Значит пора возвращаться.
Возвращение не так увлекательно как поиск. Гребешь изо всех сил. Камера как грузило на верёвке, в бока врезается поясной ремень. А ты тащишь свою добычу к берегу. Ещё в двухстах метрах до берега я сориентировался по очертаниям и понял, что приплыл не туда… Левее чем надо было. Вышел на берег. Снял ласты, взял их в руку. И таща за веревку камеру наполненную добычей, побрел к месту сбора. Камеру тащил так, чтоб она плыла по воде чуть задевая раковинами песок. Тащить в руках эту тяжесть… Да и плыть вдоль берега не было уже сил. Притопал ещё не самым последним. Последним всегда достаются нелицеприятные выговора от других, тех кто раньше приплыл: — Ну сколько вас тут ждать… (Типа так).
Как только все в сборе слышится: — Ну ка показывайте улов. Сбор в фонд командира части. По раковине с каждого… Забирают, как обычно, самую красивую. Так я попал на первой своей рыбалке. Заранее никто не предупредил. Подошли: — Показывай свой улов. В фонд командира… Разложил раковины и взяли одну из самых красивых, на мой взгляд. Хорошо, что шикарных у меня тогда не было.
В этот раз я ещё в воде ту самую свою раковину положил повыше в сетке, а уже на песке когда выгружал, ненароком засыпал ее. Спрятать тут негде. Только прибрежный песок и кустиков даже нет. Прошли сборщики раковин и забрали у меня одну. Посмотрел я на собранные у других раковины. Красивые, но такой, как у меня ни у кого нет. Вернулся к своему улову. Гляжу, а песок движется. Хорошо, что она не шевелилась, когда сборщики подати рядом со мной не были… Моллюск высунулся начиная толкать свой домик к воде. Но не судьба. Раковина попала к другим моим.
А дальше ничего интересного. Перекусили и в кузов. Загрузили все свое и поехали.
Приехали. Пол городка вывалило смотреть на добычу. Смотрели издалека… Никто не лез со своими руками и расспросами. Но всем интересно же… Показал несколько… Моя «Прелесть» спрятана в самом низу. Жена помогла дотащить всё это до квартиры. За один заход я бы не унес. Унесешь снасти, кубаши могут раковину утащить. Унесешь ящик, они маску или ласты сопрут. Правда у нас ничего такого важного не пропадало. Ну, а вдруг…
В квартире разложил раковины на полу на балконе у мойки. — Ну ка, смотри какая самая красивая? Чуда не произошло. Самая та… была выбрана сразу.
— А почему она вся в песке?
— Я её спрятал.
— Ну ясно. Ну и правильно. Кто работал, добывал… Ему она и должна доставаться.
Теперь предстояло самое сложное: — Вынуть из раковины моллюска. Кто как изощрялся. Сперва народ пытался вытащить его ножом, железякой типа штопора, ножницами… кто на что горазд… Некоторым повезло. Достали моллюск. А некоторым не повезло: моллюск то они вроде достали, но оторвался малюсенький кусочек. Не достать его никак. Раковина высыхает и начинает дико вонять. Тухлятиной. Хоть и жалко, а придется нести эту раковину на мусорку. Может кубаши заберут себе и придумают, как спасти ситуацию.
Другие удачно замораживали раковину в морозилке. Более двух не запихнуть. Да и, мясо куда? Не гигиенично, как-то. Да и холодильники у нас были не двухкамерные. Не здорово, это. Кто как изощрялся, чтоб добыть моллюск из своего домика.
Кто-то мне подсказал, после многократных попыток и испорченных раковин. Надо подвесить раковины над полом (60-70 см.), моллюском вниз, а на полу таз (или что-то другое) с морской водой. Моллюск тянется к воде и в итоге вываливается из раковины. Правда это не быстро… Но это, я думаю, самый удачный вариант.

ГЛАВА 4

Продолжаю тему зимней рыбалки. На очереди интересный случай. 

Как и предыдущие случаи, рыбалка не изобиловала захватывающими подробностями. 

Просто плыву по поверхности, маска вниз, осматриваю песчаное дно, трубка вверх, чтоб дышать

Увидел звезду. Нырнул, уже собирался взять ее левой рукой. В правой пика. Но что-то меня остановило. Периферийным зрением увидел слева холм, камни и между ними, что-то типа норы. Только убрал руку, из норы выстреливает мурена. Вся из норы не вышла. Может посчитала, что я слишком большой. А может план у нее такой был… испугать. Она пастью щелкнула. Но я к этому моменту уже был в трех метрах… Реакция сработала. Даже не помню как я отскочил… но точно помню, что за ней наблюдал постоянно. Спиной к ней не поворачивался. А вдруг бы она погналась за мной… Руку оттяпала бы… А потом на кровь примчались бы все стервятники, барракуды или еще неизвестно что… Амба! До берега далеко. Не доплыл бы…

В этот раз за звездочкой я не вернулся. Не рискнул. Через две недели, на очередной рыбалке, проплыл в том же месте, но звездочки там уже не было… уплыла наверное. Мурену искать не стал. Да и сунуть свой нос в нору, как то не захотелось.

Позднее, я еще много звезд находил. Была одна даже с шестью лучами (очень редкая). Не сберёг. Может формалина мало в нее уколол… Погибла, пришлось выбросить. Жалко. В основном звёзды чаще попадаются с пятью лучами. 

Мужики, в большинстве своем, не плавали на глубину. Далеко, да и устаешь больше, чем обычное перемещение по поверхности. Да и есть риск потерять камеру. Потому что, перед тем как собираешься нырять, отвязываешь веревку. Пока ковыряешься на глубине… вынырнул, а камеры то уже нет. Течением сносит, а еще более ветром. Мне повезло. Ни разу камера далеко не отплывала. Всегда видел ее невдалеке. А потом быстро к ней.

Зато только у меня есть три глубинки (маленькие, как с кулак, белые раковины с очень толстыми стенками). У Виталия одна. А больше ни у кого. Это он увидев ее у меня, эту редкую красоту, понесся на глубину… Через пару месяцев привез одну и он.

Как-то мы ушли в море. Погода хорошая, солнце. Я уплыл далеко от берега. И где-то после астрономического обеда. Погода резко испортилась. Плавая на мелководье, попой кверху, не заметил ухудшение погоды. Гляжу, что-то темнее стало. Солнце нет. Пошел дождь.

— Ну да ты же уже мокрый в воде. Не промокнешь. — Мысленно улыбнулся я.

А когда дождь усилился, забеспокоился… То есть это когда капли стали больно барабанить по спине. Подумал, что пора на берег. Высунулся из воды. А берега то нет… Покрутился вокруг, точно берега не видно. Решил с этого места никуда не сходить. Не до поиска ракушек теперь… Неизвестно в какую сторону плыть. Так можно далеко уйти от берега и вот она страна лимония, Майами… И чужие лица… А я весь в маске и плавках с пикой, еще оружие мне пришьют. Пика то острая. Проткнуть кого то легко… Так что остался я на том же месте.

С первой молнией мне стало не по себе. Казалось, что бьет где-то не далеко.

Решил нырять. Как только чувствую, что вот-вот шарахнет… Ныряю.

Несколько раз сверкало близковато. Мгновенно весь подводный песок освещался сильнее чем солнцем. Хорошо, что почти во всех эти случаях я не был на поверхности.

Так я полоскался, ныряя, час или полтора. На Кубе ливни не долгие. Включился — выключился.

И вот наконец засияло солнце. Высунул голову из воды. Даже маску снял. Огляделся, нет берега… Кругом безбрежный океан. Майами не видно. Мелькнула мысль: — Надо забраться на камеру. Хоть она и была полузатопленной, из-за раковин в сетке, удалось высунуться. И наконец с пятого или шестого захода вдалеке я увидел берег. Точнее не сам берег, а самые верхушки деревьев. Обрадовался. За это время меня очень сильно отнесло. И опять, как обычно, плыву к берегу, выбиваясь из сил, гребу ластами. Сначала плыл по солнцу. И только минут через тридцать увидел деревья. Возврат занял, около, полутора часов. Хорошо хоть меня не снесло куда-нибудь в сторону. Заранее сориентировался и двинулся в направление двойного дерева, торчащего больше других.

Разбросало других ребят довольно здорово. Пока всех дождались… Успели соскучиться.

Зато, все были рады… Каждого появляющегося встречали радостными возгласами: — Еще один вернулся.

Как только все вернулись… Мы собрались и поехали в свой городок.

Рыбалка успешно закончилась.


2 комментария

Нелли · 09.09.2020 в 17:21

Интересно.Необычно.Продолжайте.Ждем-с !

Лариса Высоцкая · 18.09.2020 в 10:44

А с муреной не довелось встретиться? Миша и Рудоков Володька спасались бегством. Вышли из воды белые. Страшно было на них смотреть.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.