Названия я бы сказал имена боевых кораблей. Они разные. Точнее принцип присвоения названий различный.
Вот, например: авианосцы: «Адмирал Кузнецов», «Варяг».
Крейсеры: «Адмирал Нахимов», «Петр Великий».
Эсминцы: «Настойчивый», «Беспокойный», «Быстрый».
Малый противолодочный корабль «Луцк».
Ракетный катер «Приднепровье».
Морской тральщик «Чернигов».
Малый артиллерийский корабль «Великий Устюг».
Сторожевой корабль «Ярослав Мудрый».
Заметили разницу? По имени корабля можно догадаться, какого класса корабль. Авианосцы они же крейсеры имеют имена с фамилиями адмиралов или великих… Корабли – названия городов и т.д.
И только эсминцы из данной группы выпадают. Их имена отвечают на вопрос, какой он — «Настойчивый», «Беспокойный», «Быстрый», «Сметливый»…
Так вот во время конфликта в Персидском заливе в 1991 году. Эсминец, хотел дать ему имя «Пушистый» из соображений секретности… Но понял что засмеют. Пусть будет «Непотопляемый».

Пройдя через Аравийское море ЭМ «Непотопляемый» вошел в Персидский залив. Как и положено, во время прохода узкостей на всех палубах дежурят офицеры для предотвращения выхода на палубу матросов и их падения в море… Шутка, а может, и нет. Прыгнет матрос в море и эмигрирует…
Проходя узкость в районе Хасаба данное правило было изменено, то есть усилено. По боевой тревоге на палубе были выставлены помимо боевых расчетов еще и автоматчики из числа контрактников.
А может узкость тут и ни причём… Скорее причина в боевых действиях в заливе именно там где находился корабль.
Именно поэтому боевую готовность не отменили на весь период нахождения в данном регионе. Чем больше глаз смотрящих на воду, тем лучше…

«Непотопляемый» не первые сутки барражировал по водам Персидского залива, подходя то к одному берегу в районе Бушира, то к другому в районе Манама.
Во избежание притупления внимания наблюдатели сменялись каждый час. Да и на ветру в вихре брызг дольше выстоять трудно. Отстоявшие вахту были мокрыми до нитки…
Старший лейтенант Иванов Иван вышел на палубу. Мокрый ветер в лицо пронизал его насквозь. Сразу появилось желание вернуться назад. Но долг подтолкнул, вынудив сделать шаг вперед. Надо заступать на вахту. Вид промокшего лейтенанта Петрова заставил быстрее принять вахту и отпустить его греться… Прием/сдача вахты проще некуда, доклад: — За время дежурства ничего подозрительного не замечено, на носовой палубе семь матросов все на месте. Все спокойно. Вахту сдал.
— Вахту принял. — Поправив кобуру пистолета, Иван вышел в центр палубы. Постояв несколько минут оглядевшись, пошел на правый борт. Подойдя к первому матросу, спросил о замечаниях и, получив ответ сказал: — О всех замечаниях докладывать немедленно.
То же самое он проделал со всеми остальными матросами. И вернулся в центр палубы, встав правее орудия со стороны надвигающегося берега. По его предположению опасность могла вероятнее всего надвигаться именно оттуда.
Корабль обеспечивал так сказать присутствие в зоне конфликта. Вот и болтался от берега к берегу.
Вдоль берега периодически попадались острова, в этих случаях эсминец проходил мимо них на более близком расстоянии, чтоб не уходить далеко от побережья и быть за пределами 12 морских миль (22,2 км). Близилась смена вахты.
На палубе появилась смена отстоявшим вахту матросам.
В этот момент, надвигающийся по левому борту остров, оказался на очень близком расстоянии, каких-то пол кабельтова (1 кабельтов равен 185,2 метра).
— Смену вахты запрещаю! На время прохождения острова! — скомандовал Иванов.
Но одни матросы уже расслабились, увидев смену, а другие еще не заступили.
Взглянув в сторону острова, Иван увидел стоящего на скале человека, направляющего на корабль трубу…

Стингер мелькнула мысль…
— Автомат! — заорал Иванов.
А далее все как один миг – в два прыжка подлетел к матросу, который, выпучив глаза, смотрел на него. Перехватил руками снимаемый матросом АКМ моментально как будто делал это ежедневно, снял с предохранителя, передернул затвор и дал короткую очередь в сторону человека на скале… Отвел ствол в сторону. Присмотрелся: а никого там и нет.
— Может, померещилось? — Мелькнула мысль. И только подошедший старший матрос Сидоров развеял сомнения сказав: — Товарищ старший лейтенант, вы здорово стреляете. Так быстро. Прям как в фильме Коммандос… Никогда такого не видел.

Иван пристально смотрел на остров до тех пор, пока корабль не отошел от него на три кабельтова… Человека уже не разглядеть. И только теперь разрешил произвести смену вахты.
Прибыл сменяющий его старший лейтенант Степанов, вместе со старпомом капитаном третьего ранга Семеновым: — Это что тут за стрельба?

Хорошо, что еще четыре матроса видели человека на скале. А то бы долго пришлось объясняться с командованием и офицером — особистом…
Хорошо все, что хорошо кончается.
Не наказали… И на том спасибо.


2 комментария

Лариса Высоцкая · 30.08.2017 в 20:58

Ух-ты! Страшно! Иван умничка. И ты тоже. Гладко и интересно.

Нелли · 17.11.2018 в 15:41

Поразило.Как все это далеко проходит мимо гражданского человека.
Вроде ничего такого и не бывает.
Спасибо,дорогие военные,что вы так бдительно нас охраняете.
Мы вас награждаем своим вниманием!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Перейти к верхней панели