Весна еще не наступила. Но лед с центра Днепра уже сошел. Ледоход прошел. Тренерский состав принял решение выводить нас на воду. Эту новость мы восприняли с бурным восторгом уж очень поднадоело белое однообразие. Снег, бег на лыжах по лыжным кругам потом штанга и только по воскресеньям один час в бассейне после кросса (24 км.) по набережной. На кроссе не остановишься кеды к асфальту примерзают, да и Козя в ухо дышит: — Бежать… Бежать. Он остался один, его напарник Боб на плаванье ушел. Талант у него, видишь ли, открылся.
— Все, скорее в лодку и на воду. УРА!
Дальше пошли логические с точки зрения безопасности рассуждения тренеров: — Спустим на воду восьмерку и будем прогонять через нее два экипажа четверочников, экипажи двоечников ну и одиночников. За одно посмотрим, как они будут смотреться в составе восьмерки. Может и ее выставим в этом сезоне на соревнования… К тому же вода еще холодная, а восьмерки не переворачиваются, — улыбнувшись подытожил Феликс.

И вот приходим мы на очередную тренировку идем на склад за лыжами.
— Вы это куда? – Кричит Палыч, — в эллинг за веслами шагом марш.
— Ура. Значит на воду. — Улыбается Тосик.
В эллинге нас встречает «железный Феликс»: — Берем по веслу и каретке и на бон.
— По одному веслу… Значит распашная гребля. А мы же парники… — думаю.
— Дайте мне второе весло. – Шутя требует Сашка.
Спускаемся к бону: — А где лодка и эти… как их – коньки для нее? – Витя в своем репертуаре (смеется).
Матвеевский залив весь во льду и лед сверху припорошен снегом. Стоим на боне обдуваемые совсем невесенним ветром.
— Ну все в сборе. Пошли, — Пал Палыч дает Феликсу весло. – Я первый все за мной ты замыкающий (ткнул в Феликса).
— Себе так парные весла взяли, а нам распашные. – Сашка бурчит себе под нос, но все слышат и улыбаются… (Надо заметить, что распашное весло весит 4,5 килограмма, а парное всего 2,2).
— Значит… Не топая идем друг за другом интервал 5 метров, — Палыч первым шагнул на лед. – Весла держать крепко и параллельно земле… Ну льду, то есть…
Топали мы, топали пока не достигли другого берега, перейдя Матвеевский залив. Что ни говори, а какое-то неприятное чувство присутствовало все время пока мы шли по льду. Ежесекундно быть в готовности провалиться под лед. Неприятно, что ни говори. Оно конечно тренер не волновался за то, что кто-нибудь провалится. Ведь мы шли за ним, а он килограмм на двадцать тяжелее каждого из нас. Если его лед выдержал… Значит нас и подавно. К тому же длинное весло гарантированно оперлось бы на края полыньи (длина весла 3 метра 80 сантиметров). От провалившегося… полынья была бы метр в диаметре.
Пересекли не очень широкий участок земли и вышли к Днепру. Вся береговая линия была покрыта льдом. На небольших волнах у кромки льда покачивалась наша восьмерка, притянутая к колышкам, вбитым в землю. Не успел я задуматься, — как же мы попадем в лодку? Гляжу, а Феликс уже в высоких рыбацких сапогах. По одному «оседлав» тренера мы перемещаемся в лодку. Опрометчиво опустив руку в воду в слух оповещаю: — А вода то холодная…
Ну вот все в лодке и мы, получив задание отчаливаем от бона. Ну конечно не от бона, а от льдины. Задание, надо сказать, сложное – часок покататься вспомнить, что такое гребля забытое за длинную зиму понятие ну и не перевернуться. Это сказано так легко и просто, а на самом деле в лодке гребцы разного профиля. Шесть парников и два распашника. Им проще… а вот парникам чуть сложнее. Надо привыкнуть, что весло одно, а не два. Так и хочется развести руки в стороны и вздохнуть всей грудью, но руки сведены вместе захватом одного валька. Рука к руке. Дышать тяжело. Легкие сжаты… И все же парнику пересесть на распашное проще чем наоборот. Распашник садясь на каретку в парной лодке испытывает трудности с двумя веслами. Баланс держать. Кулак сжимающий валек над кулаком другой руки трудно не ударяться ими. Какая рука сверху путаются. А если еще и ногти длинные, то вообще беда…, без кровавых царапин не обойтись.
Тренер на месте рулевого. Пошли по течению. Освоился я быстро. Досталось место бакового гребца (весло справа).
Сюрприз ожидал нас, когда собрались в обратный путь. Начали поворот. Лодку захлестывают волны хоть и не высокие, но вода холодная.
Тренер своевременно отказался от этой идеи, и мы продолжили идти по течению. А разворачиваться то надо. Мудрый Феликс нашел решение. Мы не круто свернули в Матвеевский залив и на меньшем течении у самой кромки льда удалось развернуться. Обратно шли немного дольше (против течения) плюс потерянное время на разворот…
О том, что приближаемся к месту высадки догадались, услышав не ядреный, но громкий недовольный крик Пал Палыча… Замерз он, видишь ли, нас ожидаючи
Пришвартовались. На берег таким же порядком. Весла в руки и весело с анекдотами и прибаутками на базу. Топали по своим следам уверенно, путь ведь проверенный.

На следующей тренировке мы опять топали по льду и ходили на восьмерке и так до конца недели. В воскресенье бег и бассейн. Между тем мороз спал и Козя прогнал нас по большему кругу. И темп увеличил.
Подойдя к бассейну прыгнул в воду и почувствовал, что нет никакого желания плыть да и вообще руками шевелить. Так и опустился на дно. Лежу, отдыхаю. Хорошо…
Вдруг чувствую что-то дергает меня за плавки. Хоть и не хотелось, а пришлось всплыть.
— Я тебе покажу как тонуть… Всем плавать! Я сказал!… — Палыч был ужасно недоволен.
Я поплыл по дорожке делать нечего…

Еще несколько тренировок мы выходили на воду в этой восьмерке.
И вдруг, как обычно, идем за веслами.
— Не проходите мимо… — Феликс махнул рукой из ворот эллинга. — По два подхода к штанге и бегом до моста, и обратно. Закончилась гребля… Временно.
Повернулся и пошел в тренерскую.
— Я так и думал, — Витька пошел к штанге, — слышал утром тренер соседей там провалился (он махнул рукой в сторону льда).
— Глубоко?
— Да нет. По колено.
— Закончились наши походы на восьмерке, — подытожил Саша.

В конце тренировки в эллинг зашел Пал Палыч: — Все свободны, а ваша четверка остаться… — Прошелся по центру туда-сюда и говорит: — Значит так. Четверки парной с рулевым больше не будет. Соревнования на ней отменены. Так что я вас перевожу в четверку распашную без рулевого. Без вариантов. К началу сезона из ремонта получим лодку и вперед…
Пока мы стояли с отвисшими челюстями он повернулся и вышел.
— Капец! — Тосик сел на лавку.
Так закончился наш победный гоночный этап в четверке парной с рулевым.


1 комментарий

Нелли · 06.09.2019 в 11:47

Очень специфично,трудно воспринимается неспециалистам,но очень интересно ,,гребникам».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Перейти к верхней панели