Глава 8.          Начало истории ТУТ
Незаметно за беседами наступил вечер. Это по часам Владимир определил. А так-то вокруг как было темно, так и сейчас темно.
— Внимание! Командам номера, которых с 1 по 12 и с 59 по 70 направить к началу стола по одному человеку для получения питания. – Разнеслось по трюму.
— Ну, вот это просто замечательная команда! – Аж подскочил Петр, — а то я проголодался.
— Удивил, — ответил Сергей, — я проголодался почти сразу после первой кормежки.
— Ну, вот ты и пойдешь за пайком, а потом по очереди. – Сказал Евгений.
Сергея как ветром сдуло. Все начали не спеша вставать со своих лежанок.
Прросссю всех к столу! – возле них появился гонец.
— Ну, ты прям реактивный, — сказал Николай.
— Это не он реактивный, а кто-то слишком медленно одевается.
— Разморило. – Потянулся Николай.

Ужин если можно так назвать не большую порцию гречки с кусочками мяса, скорее похожую на гречку по-флотски пролетел так же мгновенно.
Зато хлеба можно было брать сколько угодно. Но люди культурные в карманы и за пазуху никто запихивать не стал.
Вернулись на свои места. Через несколько минут пришел застрявший где-то Евгений: — Значит так. Для помощи поварам, никак не поворачивается язык назвать их КОКАМИ… Будем после приема пищи выделять по одному человеку для сбора и мытья нашей же посуды. Предлагаю, что бы ни путаться очередность установить такую: тот, кто получает питание, после следующего питания моет посуду. Возражения есть? Возражений нет. Кто первый раз столы накрывал?
— Николай.
— Вперед, — вытянул руку Евгений.
Все разлеглись на своих койках.
— А во сколько сейчас темнеет, кто помнит?
— Где-то часов в 8. – Повернулся на бок Константин.
— Вот то, что надо! – обрадовался Григорий, — обещали в темное время суток выпускать на палубу, а уже 20.40. Вскочил и умчался.
Через три минуты: — Смотрите наш воздуховед идет.
— Что уже надышался?
— Да надышался, аж замерз. – Григорий плюхнулся на койку.
— Ну не томи что там очередь большая? – Константин толкнул его локтем.
— А ничего. К люкам не пускают. На улице светло.
— Ну да. Конечно это же Ленинград, а не Москва весной вообще белые ночи. Темнеет позже.
— А во сколько тут у нас стемнеет?
— Думаю через час полтора.
— Придется ждать.
Все легли. В духоте да при высокой температуре лучше лежать.
Опять начались разговоры.
— А вот интересно кто чем занимался до того как попал сюда? Я, например, — начал Николай, — был начальником коммутатора телефонной связи на «Катамаране». (Никто не переспрашивал всем и так было понятно. А вам если что-то не понятно спрашивайте в комментариях).
— А на какую должность идешь?
— Не знаю, а разве кто-нибудь знает?
В ответ молчание. Значит, никто не знает.
Следующим слово взял Петр, — я техник телефонного центра занимаюсь, вернее, занимался ремонтом телефонных аппаратов ну и иногда коммутатора на «Баклане».
— Я техник телефонного центра ремонтировал засекречивающую аппаратуру связи на «Кактусе», — Константин был следующим.
Григорий привстал: — я на телеграфном центре «Куб» был начальником экспедиции.
— Ну что ж моя очередь, — Александр сел на кровати, — я дежурный техник отделения засекречивающей аппаратуры на телефонном центре «Баклана».
— Я дежурный техник телеграфного отделения на «Баклане», — Сергей был краток.
Владимир оглядел всех: — я техник телеграфного центра на «Кактусе» занимаюсь ремонтом аппаратуры.
— Какой аппаратуры?
— Любой.
— М-да широкий профиль, — подытожил Александр.
— Так, я начальник отделения засекречивающей аппаратуры… телефонный центр «Кактус». – Евгений сидел на своей кровати. Окинул всех взглядом и прилег.
Все лежали и думали каждый о своем. Потихоньку ребята стали засыпать.
Григорий посмотрел в сторону люка и не увидел света.
— Блин стемнело, — Вскочил и пошел к лестнице.
Поднялся по лестнице, никто не преградил ему дорогу.
Подождав несколько минут и не дождавшись возвращения Григория, Владимир встал. Окинул взглядом остальных. Все спали.
В трюме стало прохладнее. Солнце уже не накаляло корпус судна. Не спеша пошел к лестнице и вылез на палубу. Неимоверная свежесть… Свежий порыв ветра ударил в лицо. Даже стало прохладно. На ветру, обдувающем влажное от трюмной духоты тело. Как же тут хорошо. Вдали разноцветными огнями подмаргивал Таллинн. Уперся руками в ограждение и стоял обдуваемый ветерком. За Владимиром поднимались из недр трюма еще люди, много людей.
— Никому далеко не разбредаться! По команде все немедленно в трюм! – Сказал мужчина среднего возраста.
Все-таки было здорово неудобно без погон и званий. Кто отдает распоряжение не понятно. Приходилось ориентироваться по чутью и ощущениям.
Владимир огляделся. Глаза уже полностью привыкли к окружающему освещению, и он различил наблюдателей: четверо на мостике и еще пять вдоль борта и на самом носу все с биноклями. По направлению их взглядов он понял, что те, кто наверху смотрят вдаль и вверх на небо, а те, что у борта только вниз. Подумав, Вова решил для себя: верхние за самолетами и за окружением, а те, что у борта за тем, что может появиться на воде, или из-под воды.
— Ой, держите его! – Закричал кто-то. Володя повернул голову на крик и увидел парня оседавшего на руках подхвативших его.
— Опускайте его на палубу, опускайте… — Мужики суетились вокруг него. Он был очень бледный особенно в лунном свете. Кто-то похлопал парня по щекам и щеки его начали розоветь. Еще несколько мгновений и он открыл глаза. Полежав, парень встал. Сосед прицепил его руки к поручню: — Не падай…
— А что с ним? – Спросил кто-то.
— После трюмной духоты глотнул чистого свежего воздуха полной грудью, получил гипервентиляцию легких и грохнулся.
— Слабенький…
Постояв немного возле парня, мужики разошлись.
Подышать удалось долго. Никто не подгонял. Очереди не было, остальные наверно уже спали.
Постояв еще немного Владимир, спустился вниз.
День кончался.

ПРОДОЛЖЕНИЕ


1 комментарий

Нелли · 04.02.2019 в 15:38

Очень злободневная тема.А кто помнит,как Америка напряглась!? Не понравилось ей.
А мы терпим…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Перейти к верхней панели