Из официальных источников:
«6 октября 1986 года к северу от Бермудских островов затонула АПЛ К-219 (пр. 667А класса «Янки») — стратегическая АПЛ с баллистическими ракетами на борту. Погибло 4 человека. На АЛЛ, возвращавшейся с боевого дежурства, произошел взрыв ракеты в одной из шахт. Была нарушена герметичность четвертого (ракетного) отсека, в который из аварийной шахты начали поступать пары ракетного топлива, дым и вода. Во время аварии работал только один борт ЯЭУ. Лодка всплыла, после чего был введен в действие второй борт ЯЭУ. Несмотря на поступление воды, в аварийном отсеке возник и не утихал пожар. Произошло короткое замыкание в основной силовой сети, сработала аварийная защита реактора правого борта. Подводная лодка, находясь на поверхности, медленно теряла запас плавучести по причине заполнения водой цистерн главного балласта. Была выведена из действия установка левого борта. Экипаж был эвакуирован на суда спасения, командир остался в рубке вместе с 9 членами команды. Постепенно стал нарастать дифферент на нос. По этой причине подводники были вынуждены покинуть корабль. 6 октября в 11.03 подводная лодка затонула на глубине 5000 метров. Причина взрыва ракеты в шахте осталась невыясненной. Согласно существующим версиям, пожар возник из-за неисправностей в самой шахте или из-за столкновения с американской подводной лодкой. АПЛ имела на борту 16 ракет с ядерными боеголовками».

В 1986 году я служил на зональном узле связи ВМФ СССР на Кубе. Этот день ничем не отличался от других дней.
В 17.00 по Московскому или в 09.00 по Гаванскому времени, (далее повествование будет идти со ссылкой на поясное время, т.е. гаванское) я заступил на дежурство, Дежурным по связи Узла связи ВМФ «ГОРЕЦ».

Сейчас такого узла связи уже не существует. Президент Путин В.В. вывел все войска и базы с Кубы. Зря конечно, на мой взгляд. Фидель Кастро просил остаться, не бросать их… Базы, здания, дома офицеров, все было. Зачем было все бросать и бежать с Кубы, поджав хвост… Кубинцы, справедливо, обиделись. Можно было бесплатно находиться там, ежегодно, понемногу, списывая долг Кубы перед РФ. Что, кстати, и было сделано через десяток лет, просто так, куском, раз и списали Кубе долг в 32 миллиарда долларов. А «нас» там уже нет. Потерян аванпост, прямо у трех крупных военно-морской баз США- Кингс-Бэй, Мейпорт и Джэксонвилл (около 1000км.), а до Майами всего 600км. Жаль…

Однако вернемся к событиям того дня. Можно сказать, было обычное дежурство, за исключением того момента, что вахта была с сокращенным составом, так как в то время шел чемпионат ГСВК по футболу, мужики поймут, это святое… Ясное дело, в основном, футболистами являлись матросы, вот и решено было дать им отдохнуть, после и перед очередными сражениями на поле.
В итоге, состав смены заступившей на сутки вахты, был таков:

Пункт Управления (БП-010)- 2(должно быть 2)

БП-120- 2(должно быть 3)

БП-130- 1(должно быть 4)

БП-420- 1(должно быть 2)

БП-630- 1(должно быть 3)

БП-620- 2(должно быть 3)

То есть сокращенный на 50% состав смены.
На вахте были:
Старший лейтенант Ильич Г.
Мичман Горпиныч В.
Мичман Ждан Н.
Фамилии матросов, к сожалению, не помню.

В 05.40 (здесь и далее время не с точностью до минуты, дано для ориентира), я находился на своем рабочем месте. Ночь, тишина, только шипение приемников, настроенных на приемные частоты нашего УС, в сети «Экватор» (общая радиосеть для связи кораблей), для контроля, на случай если слухач задремлет и прозевает вызов на связь. И вдруг, ночную тишину прорезает шипящий щелчок, это «выстрелил» ленту приемник БД «Акула». Я решил, что это помеха, и тут второй выстрел, третий и четвертый. Помеха не бывает многократной, значит не помеха, а сигнал. Подхожу к правому окну в стене, за которым пост БД и вижу: СБДиста, склонившегося над машинкой для чтения лент, и на шее у него еще несколько лент. Быстро вхожу на пост, он сразу протягивает мне бланк с расшифровкой первой ленты. Даю ему команду читать следующие ленты, а сам бегу на пост телеграфа, чтобы передать сигнал на Командный Пункт СФ. (Сигналы, принятые при помощи системы БД «Акула», относятся к категории особо важных, время их прохождения от приема до доклада ОД СФ исчисляется считанными минутами). СБДист на посту один и в данной ситуации покинуть пост может только с моего разрешения. Отдаю бланк телеграфисту, а сам бегом назад, за следующим сигналом. СБДист отдает мне еще два бланка, а у самого на шее лент уже приличное количество. И я опять бегом на телеграф. На обратном пути даю команды слухачам (радио телеграф и радио телеграф ЗАС) усилить контроль за эфиром и открыть дополнительные вахты на резервных частотах. Уж больно эти сигналы похожи на боевые, но очень низкого качества, искажены… Опять бегом на телеграф с новой порцией бланков… Никого из вахтенных матросов отвлечь не могу, бегаю сам. К 05.55 СБДист прочел все принятые сигналы, и я принял решение прочесть все эти сигналы, чтобы появились варианты, для обработки их в спец. посту на КП СФ. Более сигналов не поступало и теперь уже СБДист бегал сорока метровку, а я расшифровывал и писал текст сигналов на бланки… В 06.05, когда я уже прочитал почти все принятые сигналы, телеграфист позвал меня к телеграфному аппарату, прямой связи с УС КП СФ. Сказав, что приглашает Оперативный Дежурный СФ. Я представился… напротив был ОД СФ контр-адмирал (фамилию не помню). Он «сказал», если так можно назвать текст, прочтенный на ленте телеграфного аппарата: «Полученные сигналы искажены, но похожи на аварийный сигнал от ПЛ, срочно нужны еще варианты». Я снял с вахты одного телеграфиста ЗАС, теперь ему предстояло бегать… Дал команду СБДисту читать сигналы по новой, позвонил в казарму, вызвал усиление вахты. И продолжил чтение сигналов.
К 06.15 прибыло усиление, и я опять был вызван к аппарату ОД СФ. Он сказал: «после получения от вас дополнительных вариантов сигналов, был расшифрован сигнал об аварии от аварийной ПЛ». Приказал: «Объявить тревогу и усилить вахту, вызвать на УС начальника узла связи!», я доложил, что вахта уже усилена, усиление прибыло, открыты дополнительные вахты на запасных и всех аварийных частотах, задействованы 100% имеющихся средств, для приема сигналов. Прибыв на ПУ, я объявил тревогу, дал команду выслать УАЗик за начальником узла связи. ДОСы (дом офицерского состава) расположены были, в тот момент, в Reparto elektriko (окраинный район Гаваны), в 25 км. от УС.
К моменту прибытия на УС начальника УС Капитана 1 ранга Лямзикова В., все уже было спокойно. Сигналов БД более мы не принимали, в радио эфире, тоже тишина. Начальник УС пригласил на переговоры ОД СФ и тот передал благодарность нашей вахте и просил утроить усилия по установлению связи с аварийной ПЛ. Благодарности мы, естественно, не получили. На флоте всегда так: «Всех поощрить, связистов не наказывать…»

Только после доклада начальнику УС, я наконец-то получил возможность закончить расчеты наилучших частоты для связи в направлении аварийной ПЛ.
Взошло солнце и это повлияло на изменение прохождение радиоволн. Слухачи установили радио связь в сети, поймав слабенький сигнал от ПЛ (она была на удалении около 1000 км. от нашего УС и на 10 000км. от Москвы, а передатчик на ПЛ мощностью всего 1 кВт, с такой мощностью Москва никак не могла услышать сигнал, уж очень далеко. С мощностью передающих средств нашего УС не сравнить (3, 5, 10кВт)). Затем, установленную радиосвязь, перевели в радио направление с передачей этого направления на пост ЗАС (засекреченная автоматизированная связь). Нас на ПЛ слышали хорошо (это важно, что бы командир ПЛ мог получать четкие команды и не сомневаться в достоверности принятого сигнала), а вот нашим спецам-слухачам, пришлось здорово по потеть, что бы разобрать слабый писк морзянки на фоне атмосферных помех.

Думаю, что американцы тоже приложили к этому свою руку. Они часто ставили помехи, при проведении нами плановых тренировочных отработок радиосвязи с Москвой (ЦУС ВМФ). Наглели до того, что несколько раз мне приходилось просить у соседей — армейского УС, их передатчик «Пурга» на 80 кВт., иначе Москва нас не слышала, а против такой мощи никакая помеха не устоит. Москва слышала нас как будто мы рядом, а не за 9 600 км. Как-то в разговоре, дежурный приемного радио центра ЦУС ВМФ (Москва), так охарактеризовал установление радио связи с нами: «Пищали, пищали, где-то далеко и вдруг, как даст по ушам…» (это мощный сигнал передатчика «Пурга»).
Усилиями личного состава УС ВМФ «Горец» и связистов ПЛ, радио связь с аварийной АПЛ К-219 была постоянной. А после того как моряки покинули пост БЧ-4 подводной лодки, связь осуществлялась через прибывшие к тому времени на место нахождения АПЛ, суда, в частности через ролкер ММФ «Анатолий Васильев».

Но это уже было после того как я сдал дежурство и убыл с узла связи. Начался рабочий день и недостатка в опытных офицерах-связистах не было.

Вечная память погибшим морякам!


3 комментария

Надежда · 05.10.2017 в 18:32

Тяжелые понедельники были на службе…

Лариса Высоцкая · 06.10.2017 в 12:42

Вечная память погибшим! Жданов, Горпиныч! Где же они сейчас? До боли знакомые. Очень по всех тоскую. Вот бы повстречаться.

i2i · 31.01.2018 в 09:37

С «Анатолия Васильева» на «Красногвардейск» переправили достаточное количество продовольствия, но потом продукты вернули обратно, так как было принято решение доставить экипаж К-219 в количестве 115 человек на ролкере «Анатолий Васильев» в столицу Кубы Гавану, а оттуда специальным авиарейсом — в Москву.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Перейти к верхней панели