ГЛАВА 17.
Первой проснулась Лена. Потянулась. Посмотрела по сторонам: подруги спят. Решила еще подремать. Сон не приходил, выспалась, видимо.
Лучик солнца медленно бежал по подушке и наконец, достиг левого глаза Лены. Она улыбнулась и отодвинула голову в сторону.
И вот открыла глаза Ольга. Посмотрела на Лену: — Доброе утро Ленок. — Произнесла шепотом.
— Доброе, — прошептала Лена.
— И чего вам не спится… — Наташа повернулась на бок, что бы удобнее было разговаривать с подругами.
— Поспишь тут, если солнце вовсю слепит. — Лена села на кровати.

Поболтав ни о чем минут двадцать, девушки встали. Потратили немного времени на умывание…
По отработанной традиции, спустились на кухню. А куда еще идти, тем более что кушать уж больно хочется
— И опять есть, — Ольга полезла в холодильник.
Быстро накрыли на стол… Хорошо, что в прошлом году много наготовили… Ну и сыра, колбас много накупили…
Наташа достала бутылку из холодильника: — А не побаловать ли нам себя винцом…
И то правда, — Лена быстро достала бокалы из шкафа. Сели за стол, Наташа налила всем вина…
— Да, это не водка, — Ольга откинулась на спинку стула, с удовольствием потягивая вино.

Позавтракав, девушки вышли в холл: — А где наши противники?
— Что-то их невидно, — отреагировала Ольга на вопрос Лены.
— Ну, нету и нету. — Заключила Наташа. – Что же, они должны перед домом прыгать…
— Девчонки, а Кати по-прежнему нет. Может она с ними… Точнее у них… — Ольга констатировала со второго этажа, стоя у окна.
— Все в бане, наверно… Где им еще быть, не в сарае же… — откликнулась Наташа.
— А дым из трубы бани не идет, — Ольга продолжала сообщать о своих наблюдениях, — спят наверно.

Решив, что делать больше нечего, троица вернулась за стол. Выпили еще по нескольку бокалов вина. Начали болтать о предстоящей сессии…
— О каких экзаменах можно говорить, когда мы где-то в поле у кладбища… А первый учебный день, между прочим, завтра. – Охладила их оптимизм Наташа, — и не известно, приедет ли нас кто-то спасать…
— Надеюсь, что завтра или даже сегодня вечером, родители Славы хватятся, что его нет и приедут сюда. – Ольга настаивала на своем.
— Это если он записку оставил… А если нет?! – Наташа пересела в кресло. – В любом случае нам остается только сидеть и ждать, и еще не дать себя убить…

Когда через два часа дым из трубы бани так и не появился, Наташа забеспокоилась: — Как же там Катя, замерзнет же. Она еще и связана наверно.
— Надо идти в разведку, — решительно сказала Лена.

И встала в знак того что она точно идет. — Пойдем вдвоем, а Ольга останешься в доме. — Сказала Наташа, повернувшись к Ольге.

Тепло одевшись, вооружившись двумя скалками и двумя крупными ножами, девушки осторожно открыли входную дверь.
По узкой тропке, между сугробами один за другим пробирались два больших тулупа с шапками сверху и ножами за ремнем.
Подойдя к двери бани остановились.
— Я распахну дверь, а ты сразу бей, если кто-то появится… — сказала шепотом Наташа.
Подойдя к двери, она потянула за ручку, дверь не шелохнулась. Наташа оглянулась. Лена стояла замахнувшись скалкой. Второй раз Наташа дернула изо всех сил. Дверь распахнулась, и она вместе с дверью улетела в сторону, сильно ударившись о стену сруба. Из дверного проема повалил дым. Лена так и стояла. Никто не вышел.
Постояв на крыльце несколько минут, выпустив дым на улицу. Они крадучись вошли в баню. Под потолком дым еще оставался, но дышать уже можно было вполне свободно.
Парни сидели за столом и как бут то спали. Наташа подкралась к Федору и пощупала пульс на шее. Уже после прикосновения стало ясно. Он мертв. Она подошла к Вадиму. В этот момент в комнату ввалилась Лена: — Они что, совсем ку-ку так накурили…
— Это печка начадила. Они угорели.
— А где Катя? — Лена кинулась в раздевалку, потом в парную… Ее нигде не было.
— Куда они ее дели? — задумалась Лена. — А эти чо сидят, спят, Наташ растормоши их, куда они ее дели?
— Лен, не тупи, я же сказала, они угорели…
Ленины глаза округлились: — Дак они что… Мертвые что ли?!  Во дела…
Пауза с мертвой тишиной затянулась на несколько минут.
— Ладно, пошли Катю искать. Посмотрим в сарае… — Наташа, выходя из бани, выключила электрический рубильник, чтоб быстрее остыла и тела меньше разлагались.
По протоптанной тропке они направились в сторону сарая. Не дойдя до него, Наташа слева увидела припорошенный снегом тулуп. Подойдя нагнулась, смела снег варежкой… Обтерла лицо… Это была Катя. Лицо было холодным как лед и снежинки на нем не таяли… Ужасно, когда человек смотрит на тебя застывшим, мертвым взглядом. Наташа попыталась закрыть ей глаза, но это сделать было невозможно. Они окоченели.
— А что тут? – подошла Лена. – А-а-а-а-а (закричала), это же Катя.

Так и стояли, опустив руки со скалками в руках.

— Давай ее внесем в баню, что ли… — предложила Лена. Взяли за воротник тулупа, за ноги и понесли. Войдя в баню, попытались поднять ее на лавку, но не смогли и оставили на полу, возле лавки.
— Какая она тяжелая, — Лена вытерла пол со лба, – идем в дом.

В месте, где тропка расширилась, Лена догнала Наташу, пойдя рядом сказала: — Теперь нас трое осталось…
Наташа шла молча… Ничего не отвечая.
Так же молча, вошли в дом. Сначала Лена, а потом Наташа.
Пока Наташа закрывала за собой входную дверь, находясь в прихожей, услышала, как Лена громко вскрикнула, а потом звук падающего тела.

ПРОДОЛЖЕНИЕ


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Перейти к верхней панели